1914-1941

Общество, 09:41, 24 июня 2012
Cт. урядник И.И. Пронин (слева), фото прислано Е.В. Вологдиным

Рассказ о забайкальских героях – защитниках Отечества.

-Господин полковник ! Разведка подтверждает – нам противостоит вновь прибывшая сибирская дивизия.

- Прибывшая из Сибири или дивизия сибиряков?

- Дивизия сибиряков-азиатов. Пленных взять не удалось...

- Проклятье! Удвоить караулы, проверять их каждый час офицерам! До солдат довести, чтобы не высовывались, всех наших снайперов - на передовую. Командирам первой линии быть готовыми к отражению внезапной атаки этих коварных азиатов! - и гитлеровский полковник непроизвольно сморщится от внезапно занывшей старой раны в боку, проткнутом в 1914-ом штыком сибирского стрелка ещё в ту, первую войну с Россией.

Так, по свидетельствам современников, реагировали командиры частей германского Вермахта на появление перед ними сибирских полков на фронтах третьей по общему счёту для России, Великой Отечественной войны.

Одним из героев-сибиряков, заложивших в души немцев страх перед сибирским штыком, был забайкалец Афанасий Перфильевич Думнов, которому земляки-тарбагатайцы поставили памятник в его селе.

«Бросал врагов через штык…»

Афанасий Думнов был потомком тех, кто срубил первые избы в его родном селе Тарбагатай, что в соседней Бурятии. Все мужчины из рода Думновых и на военной службе отличались надёжностью, крестьянской сметкой, умением и отвагой, которые выделяли их среди односельчан дома, и в хлеборобской страде в поле, и на охоте в тайге. Поэтому, наверное, и вернулся с действительной службы Афанасий в своё село с редкими для солдата-срочника широкими фельдфебельскими нашивками на малиновых погонах сибирского стрелка, что соответствует современному званию старшины. Будучи по-старообряд­чески крепким в православной вере, врагом вина и табака, основательным во всём, фельдфебель Думнов получил лестное предложение от командира своего 14 Сибирского стрелкового полка остаться на сверхсрочную службу, но отказался - душа просилась к земле, к труду, да и родители уже были стары. Вот только недолго пришлось ему пожить дома.

В июле 1914 года (по старому стилю) Германия и её союзница Австро-Венгрия напали на Россию. Император Николай II в своём манифесте обратился ко всем народам империи с призывом постоять за Россию. По велению сердца Афанасий Думнов, обняв молодую жену Евдокию и прижав к груди первенца, немедля отправился на призывной пункт. Не один он был такой – все годные к воинской службе тарбагатайские мужики вместе с земляками, казаками-бурятами соседней Янганжинской станицы, единой волной влились в ряды Действующей Армии, чтобы также, плечом к плечу, сражаться потом на самых опасных участках всех фронтов и последними покинуть окопы уже после октябрьского переворота и перемирия с врагами. В то лето 1914 года явка по мобилизации на призывные пункты в России составила 98%, что сильно огорчило стратегов Германского Генштаба, очень рассчитывавших на то, что население раскачиваемой революционерами Российской империи ответит на всеобщую мобилизацию тоже всеобщей забастовкой, а то и, паче чаяния, революцией.

4-я Сибирская стрелковая дивизия, в состав которой вместе с 14 Сибирским стрелковым входили также 13-й, 15-й и 16-й полки, укомплектованные забайкальцами, вступила в бой в сентябре 1914 года, едва лишь стрелки успели выскочить из вагонов – надо было спасать Варшаву от натиска отборных немецких дивизий, «лучших войск Европы», как их почтительно называли газеты едва ли не всех воюющих стран. Не имея возможности дождаться выгрузки дивизионной артиллерии, стрелки вместе с «гуранами» из 1-й Забайкальской казачьей бригады сами атаковали опешивших германцев. Торжествующий уже враг был не только остановлен, но и отброшен от Варшавы. Кровавая память от знакомства с сибиряками в побоище под Варшавой будет преследовать германцев до 1945-го...

Гвардейского роста, широкий в кости и могучий в руках, храбрый и хладнокровный бородач-старовер Думнов отличился в первых же боевых «делах», за что и был назначен командовать взводом вместо убитого подпоручика. Пожелтевшие страницы архивных документов 14 Сибирского полка скупо рассказывают, за что Афанасий Перфильевич был удостоен высших солдатских наград:

Георгиевского креста 4 степени - «в бою 1 октября 1914 г. у деревни Копытово объединил товарищей и выбил противника из укреплённой позиции»;

Георгиевского креста 3 степени - «за штурм крепости Перемышль 14 февраля 1915 г., руководство атакой своей роты, занятия вражеских укреплений и захват пленных»;

Георгиевского креста 2 степени - «в бою 4 июля 1915 г. на высоте 1311 при убыли из строя офицеров (убиты или ранены, других причин в Сибирских полках не было - В.А.), принял командование ротой, и была занята неприятельская позиция»;

Георгиевским крестом 1 степени – «за бой под местечком Воля Городенице, в котором, будучи раненным, после перевязки возвратился в строй и снова принял участие в бою».

Кроме полного банта крестов, Думнов был награждён Георгиевскими медалями «За храбрость».

В своей книге «Пахари и ратники русских волостей Западного Забайкалья в 19 - начале 20 века», наш земляк, профессор Ф. Ф. Болонев рассказывает, что, по воспоминаниям односельчан Думнова, богатырь-сибиряк в боях перебрасывал вражеских солдат через штык своей винтовки. Рассказал исследователь-краевед и о послевоенной судьбе героя.

«Крестоносец»

В ноябре 1916 года подпрапорщик Думнов был уволен в отпуск для восстановления здоровья после ранений. В родном Тарбагатае застала его весть и о революциях, и о начавшейся братоубийственной Гражданской вой­не. Не хотел в ней участвовать герой Второй Отечественной, да жизнь распорядилась по другому. В январе 1920 года под Тарбагатаем разгорелся ожесточённый бой между красными партизанами из отряда Лощенкова и карателями под командованием генерала Левицкого. Видя, что белые одолевают, партизаны обратились за помощью к Думнову. Опасаясь, как бы каратели, победив, не сожгли из мести Тарбагатай, бывший подпрапорщик собрал всё взрослое население села, вооружил людей охотничьими ружьями, вилами и пиками, и, выстроив колонну в боевой порядок, повёл её в атаку на позиции белых. Генерал Левицкий, приняв их за свежие силы партизан, поспешил приказать отступать. Село было спасено.

После Гражданской Афанасий Перфильевич был избран председателем Тарбагатайского сельсовета, но и ему пришлось выпить до дна всю, увы, обычную для Георгиевского кавалера чашу репрессий и унижений от Советской власти. Несправедливо осуждённый за свои «царские» награды, он был ударником на строительстве Беломорканала, где конвоиры называли таких, как Думнов, «крестоносцами». Члены его семьи были также репрессированы. Чудом пережив 1937 и последующие страшные годы вдали от родного села, в 1941 году герой первой войны с Германией был направлен в тыловой Прибайкальский район. Его реабилитировали только в 1964 году...

Все дети Георгиевского кавалера, несмотря на репрессии, достойно прошли свой жизненный путь. Его сын Леонид, старший сержант полковой разведки, отличился в боях за освобождение Бреста и был удостоен ордена Славы 3 степени. Отважно сражался с захватчиками и второй сын Евгений, помня завет отца: «Руки тебе даны не для того, чтобы поднимать вверх и сдаваться в плен, а для того, чтобы бить врага!»

Кавалер трёх степеней

А это письмо из Кокуя Сретенского района. Краевед Е.В.Вологдин рассказывает:

«На старом местном кладбище есть мраморное надгробье, на котором изображён портрет казака в папахе и с шашкой. На его груди - три Георгиевских креста. Ниже надпись: «Алинскому казаку, герою Первой мировой войны, Георгиевскому кавалеру трёх степеней Пронину Илье Ивановичу». Памятник установлен родственниками, надо отдать им должное, ещё в советское время, и это несмотря на все репрессии! Одно обидно - никто не знает подробностей о службе И. И. Пронина».

Казак поселка Алинского Сретенской станицы Илья Пронин был призван в 1904 году и в рядах 1 Нерчинского полка ЗКВ участвовал в походе в Корею в войну с Японией. В этом же полку он сражается и в 1914-1916 годах, на самых тяжёлых участках германского фронта, куда командование бросало нерчинцев спасать положение. Георгиевских крестов старший урядник Пронин был удостоен за бои на польской земле, за мужество и храбрость во время рейда полка по вражеским тылам в Курляндии (Литва) и подвиги в Восточной Пруссии.

К сожалению, пока неизвестно, как сложилась судьба казака-героя после 1916 года. Но верится, что это - только вопрос времени.

Виталий Апрелков

P.S. Поэт-«афганец» Виктор Верстаков прозорливо отметил: «Цифры «четырнад­цатый»-«сорок первый» перевернула Эпоха сплеча...». Вспомним же наших предков, героев трёх Отечественных войн, ведь подвиги 1941-го - это повторение и продолжение подвигов 1914-го...

 

Важные и оперативные новости в telegram-канале "ZAB.RU"
КОММЕНТАРИЕВ: 0
Даты по убыванию
  • Даты по убыванию
  • Даты по возрастанию
Вы отвечаете на комментарий №
avatar
captcha
Введите число, изображенное на рисунке
CTRL + Enter
Время модерации комментариев – с 08:00 до 24:00 (по местному времени). Поступившие в иные часы будут обработаны в начале рабочего дня.