Одна судьба - одна история

Ирина Баринова / Общество, 08:30, 15 мая /
Одна судьба - одна история

Этот госпиталь в Чите - один из старейших: 16 мая он отмечает 75-й день рождения. Мы расскажем о нём на примере судьбы одной женщины - врача Валентины Заусайловой, жизнь которой с первого её дня связана с этим учреждением, называемым сегодня Медико-санитарной частью УФСБ РФ по Забайкальскому краю.

По законам военного времени

Принято считать, что Окружной госпиталь Забайкальского пограничного округа родился в войну - в трудном и кровавом 1942-м. Но, честно говоря, всё же рождение состоялось раньше, когда на базе пио­нерского лагеря «Пограничник» недалеко от станции Атамановка был развёрнут лазарет. Здесь началась и семейная жизнь родителей Валентины Заусайловой.

- Мама и папа познакомились в 1939 году в эшелоне, когда ехали по призыву партии на освоение Дальнего Востока. Успели доехать до Читы, когда стало известно о боях на Халхин-Голе. Кто-то отправился обратно, а мои родители Александр Васильевич и Дарья Якимовна Даниловы остались - попали сначала в Молоковку, где строился санаторий военведа, потом - в пионерский лагерь погранвойск. Мама работала поваром и кастеляншей. Отец был завхоз и экспедитор, извозчик и конюх, - рассказывает Валентина Александровна. - Здесь в первую новогоднюю ночь 1941-го я и родилась.

Всё было готово к открытию летнего сезона, но наступило 22 июня, и детский лагерь превратился во временный эвакопункт, куда в спешном порядке эвакуировали семьи пограничников из Даурии, Нер-Завода, Мангута и других застав.

- Рано утром отец встречал эвакуированных на станции Атамановка, доставлял их в лагерь, делая по два-три рейса на санитарной двуколке, запряжённой лошадьми. Мы жили по законам военного времени, появился Забайкальский фронт. Все ждали нападения Японии, поэтому женщин и детей вывозили с границы. Мама их кормила, размещала на отдых, а отец вечером отвозил к поездам, отправлявшимся до Урала, - вспоминает Валентина Александровна.

Вскоре командование округа приняло решение о временном размещении здесь лазарета. Стали доставлять оборудование. Прибыли первые врачи. Но место это было далеко и от станции, и от города, поэтому лазарет переместили в район Читы-1, в одноэтажное, деревянное здание, принадлежащее отдельной военно-строительной роте ЗабПО. Сюда в конце декабря 1941 года поступили первые больные, и родители Вали оказались в числе первых служащих погран­госпиталя - так он уже назывался.

Но десятка коек было недостаточно - в Читу каждый день с фронта привозили раненых солдат. Тогда в мае 1942-го решили строить новое здание.

Как рассказывает Валентина Александровна, строили все - офицеры, вольнонаёмные, работники управления округа и члены их семей, а в перерывах между операциями - медсестры и врачи. И Валины родители после основной смены отправлялись на стройку, со стройки - снова на смену.

И всего за год на улице Чкалова было построено новое, двухэтажное здание госпиталя на 100 коек.

- Нас поселили в доме на территории госпиталя. Там же жил замначальника по тылу с семьёй, бухгалтер, одну комнату отвели под казарму. Рядом, в соседнем доме, жила семья генерала Степана Анисимовича Банных - командующего ЗабПО.

Борис Сергеевич Харитонов - с 16 мая 1942 года начальник госпиталя, с февраля 1943 года на фронте - ведущий хирург полевого подвижного госпиталя, Заслуженный врач Литовской ССР, награждён орденами Ленина, Красного Знамени, Красной Звезды, медалью «За боевые заслуги».

Торжественное открытие лечебного корпуса госпиталя состоялось 5 октября 1943 года. На первом этаже было 15 кабинетов медицинского персонала, на втором развернули 11 палат.

Раненые бойцы поступали сюда прямо из прифронтовых госпиталей. Эшелон к вокзалу подойдёт, кого первым на носилки класть? Все тяжёлые, всем больно, всех жалко. Главное - побыстрее до тепла донести, ведь поверх гипса да повязок только одно лёгкое одеяло. Это уже потом - лечение, операции, а сначала - лишь бы в тепло внести.

Военврачи - герои войны

Какими были первые слова маленькой девочки, жившей в военном госпитале? Боец. Больной. Раненый. Она их видела постоянно. Безногих, безруких, с перевязанными головами. Она среди них росла. Здесь детей подкармливали, здесь и воспитывали.

- В госпитале я увидела первые фильмы. Экран - натянутые на стене простыни. Кинозал - казарма, где вдоль стен - двухъярусные кровати, на которых лежали раненые. Пол между кроватями - наши «посадочные места». Тогда не было детских сказок, мы смотрели фильмы «Чапаев» и «Броненосец Потёмкин», «Юные партизаны» и «Два бойца», «В 6 часов вечера после войны» и «Парень из нашего города». Мы рано начали соображать и сопереживать.

Представьте себе госпиталь, где нет ни водопровода, ни центрального отопления. Вода в бочках, привозная. Вместо канализации - выгребные ямы. А здание это забито ранеными. Это значит, что нужно принести дрова и регулярно топить печи. Нужно приготовить для больных завтрак, обед и ужин на этих дровяных плитах. Нужно их накормить, посуду вымыть, а мыть надо горячей водой, которую опять же необходимо вскипятить на дровах или угле.

Любовь Романовна Вахмянина - военврач III ранга, проработала в госпитале 28 лет, одновременно курируя больных терапевтического отделения и заведуя физиотерапевтическим кабинетом.

Поначалу штатных операционных медицинских сестёр не было, в операционно-перевязочном блоке поочерёдно работали постовые медсёстры. Они же кипятили воду, стирали, сушили, гладили и дезинфицировали операционное бельё и перевязочные материалы. Стираные бинты на верёвках - тоже в памяти Заусайловой. Многие из медсестёр ещё и кровь свою сдавали тяжелораненым.

- Мама работала поварихой на кухне. Папа был подсобным рабочим на хоздворе, где построили погреб-ледник для хранения продуктов и овощехранилище. Занимался он и лошадьми. Их было две - Птичка и Валет. Лошади необыкновенные - белые, грациозные цирковые - их мобилизовали для нужд военного времени. Нас, ребятишек, иногда на них катали. А ещё помню жмых - корм лошадиный. Мы его грызли: он казался настоящим лакомством. С дикими зверями - волком и рысью - мне тоже пришлось «познакомиться» на госпитальном дворе.

Лес-то был совсем рядом - сразу за современной улицей Бабушкина. Вот они, голодные, и заявились, когда мы во дворе гуляли. Шуму было! Рысь солдаты не поймали - кошка есть кошка, а вот волка им удалось «задержать». В охотобществе за него заплатили 325 рублей, 25 из которых достались мне за то, что волка не напугалась и созвала народ, - смеётся Валентина Александровна. - На эти деньги мне пошили первую школьную форму.

Госпиталь в её детстве - понятие постоянное. Она помнит первый День Победы, когда подвыпивший отец плясал и играл на балалайке. Помнит первый Новый год с ёлкой и подарками. Здесь, в госпитале, она впервые увидела (живых, а не в кино) героев войны с орденами и медалями - это были военврачи. Из ворот госпиталя Валя Данилова пошла в первый класс и ещё шесть лет её дорога к знаниям начиналась от этих ворот.

Научим так, как надо

И после окончания школы госпиталь Валентину от себя не отпустил. Хотела она в горный техникум поступать, но начальник госпиталя Василий Тихонович Крылов настоял - только в мед­училище.

- Он умел убеждать. Удивительный человек. Фронтовик, награждённый орденами и медалями. Это его стараниями госпиталь стал клинической базой кафедр госпитальной терапии и хирургии мединститута, - продолжает Валентина Александровна. - Учиться было интересно. А сколько внеучебных дел! Когда работали на строительстве Дома спорта в Чите, в фундамент бутылку из-под шампанского заложили с обращением к потомкам. Помню, как помогали убирать первый целинный урожай в совхозе «Приаргунский». Гордились и радовались, когда директора совхоза наградили орденом Ленина.

Окончив учебу в 1958-м, Валентина по направлению работала помощником санитарного врача в Дульдургинском районе, исполняла обязанности главного санврача СЭС. Как говорит, «три года поездок по кошарам, окотам, сакманам» дали хорошую практику. А госпитальных лошадей Валета и Птичку она часто вспоминала, когда верхом отправлялась в степи Монголии, оказывая медицинскую помощь чабанам и их детям. И было ей в ту пору 18 лет.

Вернувшись в Читу, заглянула в родные пенаты, где продолжали работать родители, и начальник госпиталя вновь «распорядился» её судьбой, заставив написать заявление о приёме на работу. А Леонид Викторович Каширин, руководивший хирургическим отделением, сказал: «Возьмём вот эту девчонку, которая в хирургии ещё ничего не умеет, и научим так, как надо нам».

Так в августе 1961 года она надела знаменитую пироговскую косынку сестёр милосердия и начала работать хирургической сестрой.

Своих наставников Валентина Заусайлова называет «медиками от Бога»: Валентина Федоровна Мичудо, Екатерина Петровна Сафронова, врачи-хирурги Анна Алексеевна Булдакова, Николай Иванович Степанов, Любовь Николаевна Чайкина, Геннадий Ефремович Смоленский, врач-терапевт Семён Иванович Малахов.

Валентина Фёдоровна Мичудо - первая операционная медсестра хирургического отделения, кавалер ордена Красной Звезды.

- У Мичудо был разговор короткий - не туда сунулась, сразу по рукам. Короткий халат - по коленкам полотенцем оттянет. Поплачешь, бывало, где-нибудь в коридоре на каталке. Но при этом она за нас была везде горой, и я не обижалась: быстро запоминала, быстро училась. Работая медсестрой, ассистировала на операциях, - говорит Валентина Александровна.

В тот период её учителями были освоены операции на желудке, кишечнике, желчном пузыре, щитовидной железе. Благодаря этим людям она обучилась работе палатной и операционной медсестры, изучила методики определения группы крови, СОЭ, лейкоцитов для экстренных случаев.

В 1965-м Валентина поступила в мединститут на вечерний факультет. Хирургия, маленький ребёнок, пелёнки, неблагоустроенная квартира, муж в разъездах, больная мама, а ей на занятия бежать. Вытерпела, не сдалась, и в феврале 1972 года получила диплом врача.

Врач-бактериолог Валентина Заусайлова

В начале 70-х при госпитале организовали окружной санитарно-эпидемиологический отряд, подчиняемый погран­управлению. Молодого доктора Заусайлову определили на должность врача-бактериолога. Штат ОСЭО состоял из трёх врачей, двух лаборантов, сержанта-санинструктора срочной службы, водителя-срочника и санитарки. Материальная база - минимальная, объём работы - максимальный.

- Строились новые отряды - Приаргунский, Сретенский, новые погранзаставы. Учебные пункты большие - до полутора тысяч призывников. А между тем, этот период отличался вспышками холеры, кишечных инфекций и даже чумы. Ситуация порой, как на фронте. Военврачи работали на границе вахтовым методом по 120-180 дней в году, гражданский персонал - по 80 дней. Спасибо, мама помогала, с дочкой оставалась, - вздыхает Валентина Александровна.

Это было время, когда гос­питаль становился большим лечебно-профилактическим учреждением, укомплектованным квалифицированными кадрами. Но, тем не менее, опытные руки оставались в большой цене, поэтому, работая в ОСЭО, Валентина Александровна была и дежурным врачом по госпиталю, и ассистентом-хирургом на сложных операциях.

Снятся мне палаты, белые халаты…

Медики погрангоспиталя трудились в тесноте, пациенты в палатах размещались по 20 человек, двухъярусные кровати стояли и в коридоре, где лежало до 50 больных. В ординаторских совместно работали начальники отделений и врачи - в среднем до 24 человек в 16-метровой комнате. Но всё это не отражалось на качестве лечения.

С 1973 по 1974 год руководство госпиталя, окружного санитарно-эпидемиологического отряда и военно-медицинский отдел округа подготовили техническое и медицинское обос­нование для строительства нового госпитального комплекса. Его начали в июне 1986 года и планировали завершить в конце 1989-го.

Понадобилось десять лет, чтобы построить здания главного корпуса, конференц-зала, столовой, трансформаторную подстанцию и провести теплотрассу. Но в 1996 году работа остановилась из-за отсутствия финансирования.

И уже мало кто верил, что она будет доведена до конца. Но, проявив упорство и незаурядные организаторские способности, начальник госпиталя полковник медицинской службы Владимир Нимаевич Дондоков стройку завершил.

В 2006 году 5-й военный госпиталь Пограничного управления ФСБ России по Республике Бурятия и Читинской области был реорганизован в Медико-санитарную часть РУ ФСБ России по Читинской области и тогда же переехал на улицу Токмакова - в свой новый дом, оснащённый по последнему слову техники современной аппаратурой, с широкими диагностическими и лечебными возможностями. Сегодня здесь оказывают медицинскую помощь военнослужащим органов безопасности, дислоцирующихся не только в Забайкалье, но и в Бурятии, Иркутской области, Тыве и Алтае.

А тот, «старый», госпиталь остался в памяти Валентины Александровны навсегда.

- С госпиталем связана вся моя жизнь - там я выросла, там люди в белых халатах и военных погонах учили меня лечить людей.

Там была общественная работа - секретарь комсомольской организации, председатель профкома, член президиума городского комитета профсоюза медработников. Оттуда я отправлялась на учёбу в Ленинград и Ростов, общалась с коллегами на семинарах и профильных обществах. Там научилась взаимопомощи, которая выручала в сложные финансовые годы. Я благодарна врачам Марии Алексеевне Рашкиной, Светлане Даниловне Чимитдоржиевой, Валентине Антоновне Деревниной, Татьяне Дмитриевне Примак и другим, с кем общалась по службе СЭС, - говорит ветеран медицинской службы.

Отработав 58 лет и уйдя на пенсию, она скучает по госпиталю, как по родному дому, слагая незатейливые и очень трогательные стихи: «Снятся мне палаты, белые халаты, погранцы-солдаты - самых тяжёлых помню имена…», и свято верит, что врач - самая важная профессия на земле.

Статья опубликована в газете «Экстра» №19 от 10 мая 2017 года

КОММЕНТАРИЕВ: 1
Даты по убыванию
  • Даты по убыванию
  • Даты по возрастанию

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Закрыть
Вы отвечаете на комментарий №
captcha Введите число, изображенное на рисунке
  • 828249
    Статья об очень близких мне людях. Моя мама, окулист З.Г. Иванова проработала вместе с Валентиной Заусайловой больше 40 лет - до самой смерти.Все, о ком я прочла, были мне хорошо знакомы с детства. Любовь Романовна и Анна Алексеевна (ее фамилия в статье с ошибкой указана) -еще и нашими соседками были, и Крыловы жили в соседнем подъезде . У меня много госпитальных фотографий. Я теперь уже сама бабушка, а мамин госпиталь, с которым связаны все детские годы, до сих пор снится.
    Ответить
    1
    0
СЕЙЧАС НА ГЛАВНОЙ
Замначальника УФСИН: « Поросенка съел, теперь попробую пироги»
Общество -
Замначальника УФСИН: « Поросенка съел, теперь попробую пироги»

 Зеленые волки, куры в купальниках, карета золушки, волшебный спотыкач – нет, это не строки из сказки. Такие названия носят экспонаты традиционной ярмарки сельхозпродукции, выращенной в колониях Забайкальского края . Выставка «Дары осени» прошла в Чите.   Во время подготовки к ярмарке , все сотрудники колоний - инспекторы, конвоиры, начальники отрядов становятся художниками, кондитерами и виноделами. Это они смогли превратить кабачки в парочку волков, из арбуза сделать самовар и кружки, а из меда сварить вкусный тягучий сироп. Представители колонии № 10 из Краснокаменска приехали не одни. Вместе с ними территорию за колючей проволокой покинул петух Петя.   Кристина Маркова, инспектор ИК 10 г. Краснокаменска: « Год петуха- символ года. Петух у нас очень красивый, большой. Породистый. Хотели бы его показать, чтобы все посмотрели».    Но смотрели гости в основном на блюда. От ароматов пряных трав, маринованных огурчиков и выпечки кружилась голова. Особенно впечатлил румяный поросенок, выращенный и приготовленный в хозяйстве нерчинской колонии. Нежное мясо попробовало и оценило руководство УФСИН. Замначальника Вячеслав Кадочигов одним поросенком не ограничился.   Вячеслав Кодочигов, заместитель начальника УФСИН России по Забайкальскому краю:  "Я думаю попробовать еще пироги. Поросенка я уже попробовал, вкусно! Ну и соленья-варенья!».  Поросенок стал звездой праздника. Не удержались от дегустации и мы с оператором.   Дарья Юринская, корреспондент: «Сегодня начальник исправительной колонии из Нерчинка Максим Корниенко угощает нашу съемочную группу поросенком. Сколько вы его делали? Действительно,очень вкусно».  Не только ели, но и веселились участники ярмарки. Шутки ради, водитель колонии с 20 летним стажем сегодня сменил руль на костюм лесного зверя.   Андрей Азаренко, водитель ИК-2 с. Шара-Горохон : «Меня просто спонтанно позвали помочь. Оденете костюм медведя и все». .  По итогам ярмарки все участники увезли домой призы и подарки в самых разных номинациях - в том числе за «огромный фрукт», «самый крупный овощ» и за актерское мастерство.                                                                                  Дарья Юринская, Николай Шунков.