25 апреля, среда, 19:51
СООБЩИТЬ НОВОСТЬ

Мастера дел душевных

Анна Казак / Общество, 08:30, 12 июля 2017 /
Мастера дел душевных
Фото: www.psyh.ru

Месяц назад всё Забайкалье потрясла ужасная трагедия, в которой погибли 14 человек и пострадали более 30. И пусть ДТП в Петровск-Забайкальском районе по чудовищной случайности стало лишь одной из многочисленных аварий, в которых пострадали пассажиры автобусов, событие это объединило многих. Погибшие и пострадавшие – это чьи-то родные: матери и жены, мужья и братья, коллеги, друзья и просто знакомые. Теперь, пожалуй, каждый забайкалец в той или иной мере будет жить с чувством утраты. Но даже после самой страшной беды человеку свойственно возвращаться к жизни. И сегодня о том, кто и каким образом помогает людям пережить явные и неявные трагедии, порталу Забмедиа рассказал медицинский психолог клиники первого психотического эпизода Краевой клинической психиатрической больницы им. В. Х. Кандинского Иван Фурцев.

Иван Сергеевич, вы не просто психолог, но психолог, который работает с пострадавшими в чрезвычайных ситуациях. Во время крушений, взрывов, обвалов видна работа каждого специалиста: сотрудники МЧС спасают людей, врачи оказывают медицинскую помощь, а что делаете вы?

Мы прибываем на место трагедии одними из первых и основная задача психолога в чрезвычайной ситуации - отследить обстановку и определить тех, кому нужна психологическая помощь. В зависимости от личностных особенностей, от воспитания и физиологии в кризисном состоянии люди могут вести себя по-разному. В наиболее общем виде можно говорить о трёх основных типах реакции в кризисной ситуации: кто-то убегает, кто-то замирает, кто-то может вести себя агрессивно. Наша задача - обнаружить таких людей и оказать им психологическую помощь.

- Что вы делаете, когда находите таких людей?

Первое и самое важно, что должен сделать психолог – отвести этого человека от толпы. В этот момент человеку, испытавшему сильный стресс, важно понимать, что рядом есть человек, который находится в совершенно другом, уверенном, собранном состоянии, который знает, что нужно делать. Мы должны заставить человека разговориться. Если есть возможность, можно дать ему горячий сладкий чай и растереть руки и ноги – это необходимо, например, если человек находится в состоянии ступора.

- Для чего это нужно?

Последствия аффективной заряженности, то есть, говоря проще, высокой эмоциональной напряжённости, если их своевременно и должным образом не утилизировать, можно сравнить с занозой, которая осталась под кожей и начинает гнить, разлагаться, нарывать. Наша задача - эту занозу вытащить, обработать и зашить рану заново, чтобы в дальнейшей жизни пережитая трагедия не переросла в дополнительные проблемы, такие как депрессия, апатия, панические атаки, фобии, психосоматические расстройства. Можно представить немного по-другому: стрессовое состояние может «застрять» в человеке, словно бы он сделал вдох, а выход сделать не может. Наша задача в том и состоит, чтобы дать возможность человеку сделать этот выдох. Именно ради этого мы заставляем его говорить. Я так понимаю работу психолога.

- Что вы чувствуете, когда начинаете работать с пострадавшими или родственниками погибших?

Смерть – это всегда трагедия, даже когда мы знаем о том, что человек может умереть. Невозможно к этому подготовиться. Но совсем другое, когда происходят массовые смерти и морально это касается очень многих. Поэтому, когда поступает вызов на ЧС, сначала я чувствую тревогу - соприкасаться с трагедией всегда болезненно: я знаю, что сейчас, наверняка, буду слышать плач, крик, буду видеть чужие слезы и сопереживать им. Но потом, в момент, когда нужно работать, я «сжимаю кулак» и не разжимаю его, пока не закончу работать. Потом уже, с коллегами, можно расслабиться, где-то даже посмеяться – это нормальная защитная реакция в таких ситуациях. Кстати, именно поэтому мы практически никогда не выезжаем на ЧС поодиночке: два-три человека в команде необходимы. Одному очень тяжело - после этого долго приходится проводить самореабилитацию.

- С какими «подводными камнями» приходится сталкиваться специалистам-психологам, работающим в ЧС?

При выезде на место у психолога есть еще одна важная задача – это работа со слухами и неинформированностью населения. Отсутствие информации может стать причиной усугубления стресса, выбить почву из-под ног людей, мы должны эту почву вернуть. Поэтому, выезжая на место, психолог должен быть хорошо информирован о произошедшем, должен иметь минимальный набор телефонов и контактов, куда пострадавшим можно обратиться после трагедии: ведь одно говорят СМИ и специальные службы, а люди говорят другое. Я видел специалистов, которые приезжали неподготовленными, и сами «заражались» ложной информацией.

- Вы выезжали в Петровск-Забайкальский район?

Нет, там я не работал и считаю, что мне повезло. В ту ночь до меня не смогли дозвониться, поэтому я не поехал. Уже позже я узнал, что в том автобусе погибли двое наших коллег. Одна из них была моим хорошим другом. Я бы не смог там работать. Однако я принимал звонки по «горячей линии», а позже участвовал в психологическом сопровождении родственников на похоронах.

- «Горячая линия» оказалась востребованной?

Да, относительно случившейся трагедии было порядка 20 звонков, и все, за одним исключением, от родственников погибших и пострадавших. Это много. Работа на «горячей линии» и телефоне доверия имеет свою специфику: нет визуального контакта, который может дать значительно больше информации, но даже в таких условиях мы должны отследить состояние человека, с которым общаемся. Даже если человек позвонил, чтобы получить информацию о состоянии родственника, но я чувствую, что он находится в состоянии высокой эмоциональной заряженности или подавленности, моя задача его разговорить, чтобы его чувства смогли проявиться и, тем самым, снизилась бы его внутренняя тревога, беспокойство.

- Иван Сергеевич, может ли в момент той или иной трагедии функцию психолога выполнить человек из числа пострадавших или просто неравнодушный прохожий?

Конечно. Сегодня, благодаря масс-медиа, люди лучше осведомлены, что в критической ситуации нужно что-то делать. И среди участников или очевидцев трагедии могут оказаться те, кто окажется наиболее спокоен, присутствие такого человека может успокоить других. Мы постоянно сталкиваемся с подобной поддержкой – даже в быту. Вообще, в любой стрессовой ситуации с человеком нужно разговаривать. Если вы поняли, что можете помочь человеку, выведите его из толпы, поговорите с ним, скажите, что помощь уже близко, что ему обязательно помогут, важно отделить произошедшую ситуацию от того, что происходит сейчас.

- Непростая работа у психологов, работающих на ЧС… Как вы справляетесь с нагрузками?

После работы на ЧС я стараюсь всячески отдохнуть: отстраниться от всего, побыть с семьей или одному, стараюсь выбраться на природу, если есть такая возможность. С нагрузками помогает справляться, как ни странно, сладкое. Также у меня есть специальные психотехники, которые я использую до и после работы. Это делается, чтобы стрессовое воздействие было сведено к минимуму. Работа в ЧС всегда требует быстрого реагирования, поэтому я пью кофе. Есть еще один способ справиться со стрессом: когда человек занят какой-то активной деятельностью, полезно иногда сесть и «вернуться в свое тело». Это значит почувствовать, что происходит с тобой самим даже на уровне ощущений – потрогать, похлопать себя, прислушаться к тому, что происходит вокруг, заметить какие-то детали, цвета. Для этого требуются всего 10-15 минут, но этого достаточно, чтобы снизить воздействие стресса, вернуться в рабочее состояние, трезво оценивать ситуацию. Мы часто чрезмерно погружаемся в свои мысли, переживания, от этого и страдаем.

- Какими качествами, на ваш взгляд, должен обладать психолог чрезвычайных ситуаций?

Я никогда не задумывался об этом. Но если проанализировать и сравнить всех тех специалистов, с которыми мне доводилось работать и с которыми я работаю сейчас – это Алексей Попов, Дмитрий Щекунов, Тамара Вазанова, Сергей Уткин - кажется, можно понять, какими качествами должен обладать кризисный психолог. Во-первых, здесь работают люди, которые любят свою профессию и увлечены ею. Только при наличии этих качеств возможно работать в самых сложных условиях. Это даже некоторый азарт – испытать свои силы. Во-вторых, в человеке, который выбрал эту профессию, должны быть смелость, сочувствие и сопереживание. Каждый наш специалист – это человек с активной жизненной позицией, это сформировавшиеся интересные личности с острым живым умом, у которых есть свои стремления и желание достичь определенных целей. Этими людям можно позвонить в 2 часа ночи и первый вопрос, который каждый из них задаст, будет не «Что случилось?», а «Куда ехать?».

КОММЕНТАРИЕВ: 7
Даты по убыванию
  • Даты по убыванию
  • Даты по возрастанию

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Закрыть
Вы отвечаете на комментарий №
captcha Введите число, изображенное на рисунке
Правила комментирования
  • 858271
    В нашей стране чрезвычайных ситуаций очень много и, наверное, каждый человек с активной жизненной позицией должен не безучастно относиться к происходящему рядом с ним.
    Ответить
  • 848742
    Телефон горячей линии, или как получить консультацию
    Ответить
    0
    1
  • 848728
    И узнайте, собираются ли они шевелиться, хоть что-то делать, а не делать вид и заниматься имитацией бурной деятельности. Необходимо у них выяснить, сохранена ли у них воля, способность к трудовой деятельности и откуда у них такая патологическая склонность к разбазариванию бюджета края.
    Ответить
    1
    1
  • 848612
    Директор в ""
    Ответить
    1
    1
    • 848622
      Значит самому помощь нужна.
      Ответить
      0
      2
      • 848729
        - Психозов и психопатов -
        Ответить
        0
        2
  • 848604
    Главное , в данной ситуации , директора из себя не изображать.
    Ответить
    0
    3
СЕЙЧАС НА ГЛАВНОЙ
Анестезиолог: Больной не должен присутствовать на своей операции
Общество -
Анестезиолог: Больной не должен присутствовать на своей операции

Так выглядят легкие человека, который не в состоянии дышать сам. Более того, умный компьютер подсказывает врачу, какой выбрать наиболее удобный режим для вентиляции органа. Аппарат ИВЛ нового поколения может просто поддерживать дыхание, но в случае необходимости всю работу легких взять на себя. Такие сложные и, казалось бы, бездушные машины спасают тысячи жизней ежегодно. Сегодня в Читинской государственной медицинской академии в рамках Всероссийской конференции по проблемам анестезиологии и реаниматологии прошла профильная выставка. Вот уже седьмой год подряд в наш город приезжают врачи со всей России, чтобы поделиться своим опытом и новыми технологиями в лечении. К слову, в Забайкальском крае эта область стремительно развивается.  Константин Шаповалов, главный анестезиолог-реаниматолог Забайкальского края, проректор ЧГМА, председатель совета Забайкальского общества анестезиологов-реаниматологов:   «За последние 5–7 лет мы получили большое количество современного оборудования, надо сказать, что по отчету главного специалиста, который готовили к данному форуму, снижение реанимационной летальности наблюдается примерно на 10 %, по сравнению с прошлым годом, что является весьма обнадеживающим показателем. Кроме того, на 20 % увеличилась количество как пациентов, которые прошли через это отделение, так и количество оперативных вмешательств, в которых мы принимали участие в плане анестезиологического обеспечения. Это говорит о росте нагрузки, это о повышении доступности данного вида помощи на территории нашего региона».  Несмотря на постоянно растущую нагрузку на врачей этой специализации, на кадровый дефицит, эмоциональное выгорание, анестезиология и реаниматология в России не отстают от европейского уровня.  Юрий Полушин, президент Ассоциации анестезиологов- реаниматологов, проректор по научной работе, руководитель Научно-клинического центра анестезиологии и реаниматологии кафедры анестезиологии и реаниматологии государственного мединститута им. Павлова г. Санкт-Петербург:  «Россия имеет много достижений в области анестезиологии и реаниматологии, и сказать, что мы отстаем от западных стран в этом плане было бы неверно. Наши коллеги часто бывают на подобных мероприятиях, точно так же и иностранные коллеги приезжают к нам, мы обмениваемся информацией, поэтому с этих позиций мы от них не отстаем, более того, многие наши методики и подходы воспринимаются адекватно на Западе и в этом плане мы абсолютно равны».  Обсудили на конференции и сложности, с которыми приходится ежедневно сталкиваться. Работа на две ставки, зарплата, не соответствующая тяжкому труду. Участники конференции уверены – все это, прежде всего, результат несовершенства современного законодательства.  Алексей Грицан, главный внештатный анестезиолог-реаниматолог Сибирского федерального округа: «Сложностей достаточно много в этой профессии. Потому что профессия состоит из двух глобальных ситуаций: первая ситуация, чтобы помочь, чтобы он не присутствовал, чтобы ему не было больно при различных операциях и манипуляциях, и здесь всегда идет поиск лучших препаратов, потому что теории, почему возникает наркоз, окончательной нет. С другой стороны, это пациенты, которые находятся в угрожающем жизни состоянии».  Чью фамилию запоминают пациенты после операции? Конечно, хирурга. Анестезиолога – почти никогда, недаром его еще называют тенью хирурга. Но осознание того, что благодаря еще одному бессонному дежурству чье-то сердце продолжает биться, заставляет их, несмотря ни на что, любить свою профессию еще больше.  Гуля Алхасова, Николай Шунков, ЗабТВ

Горожане собирают подписи против закрытия детского центра «Динозаврия»
Общество -
Горожане собирают подписи против закрытия детского центра «Динозаврия»

  30 марта наша съемочная группа вместе с сотрудниками прокуратуры выезжала на проверку детского развлекательного центра «Динозаврия». Подобное испытание прошли почти все торговые и детские центры Читы после страшной трагедии в «Зимней вишне» города Кемерово. Главное, что интересовало инспекторов – противопожарное состояние заведений. Нарушения фиксировали на месте. С эвакуационными выходами в «Динозаврии» все оказалось в порядке, но при строительстве здания не была предусмотрена и спроектирована система дымоудаления.  Ирина Забелина, заместитель начальника отдела надзорной деятельности по г. Чите: «Здесь отсутствует система дымоудаления! Она способствует удалению продуктов горения. Срабатывает пожарная сигнализация и автоматически открываются клапаны дымоудаления. По итогам будем направлять справку, по результатам которой уже прокурор будет принимать меры».  Любимое место детворы находится на самом высоком этаже здания – четвертом. Это тоже создает определенные трудности при эвакуации людей. Прокурором Железнодорожного района Читы было вынесено решение приостановить работу центра до устранения нарушений правил пожарной безопасности. 21 апреля дети уже не смогли попасть в любимое место. В социальных сетях постоянные посетители «Динозаврии» создали и распространили петицию против закрытия центра. В качестве аргументов приводятся: сплоченность коллектива и 6 лет работы центра без нареканий. Сегодня под документом подписались уже более 100 человек. Отметим, что временное закрытие ожидает и детский центр «Hello kids», расположенный на третьем этаже ТЦ «Виолина».                                                                                                            Дарья Юринская, Анастасия Шадрина.