23 февраля, пятница, 13:09
СООБЩИТЬ НОВОСТЬ

Дневник кинофестиваля: день второй

Клара Хоменко / Общество, 11:36, 17 сентября 2017
Дневник кинофестиваля: день второй

Конкурсная программа второго дня оказалась не столь однозначной, но очень интересной: отставной кгб-шник в состоянии кризиса, буддийское лекарство для столичной души и проблемы шахтерского городка, одинаковые и в Ростовской области, и в Забайкалье.

«Турецкое седло» - пока самый сильный фильм конкурсной программы. Юсуп Разыков снял свое кино на какой-то трудноуловимой границе между артхаусной трагикомедией и триллером. Те приемы, которыми он пользуется, вызывают в памяти десятки тягомотных лент, и первые минут десять зритель напряженно ждет скуки. Но очень быстро оказывается, что и крупные планы, и повторяемость действий, и статичные кадры – не более чем инструмент, которым режиссер владеет виртуозно. Здесь вообще молодцы абсолютно все, но особенно Валерий Маслов. Он отлично играет неприметного человека в свинцовом футляре, где за ненадобностью хранится живая душа – ровно до тех пор, пока вместе со зрителем не получает контр-тенором по голове.

В истории Ильича, отставного «топтуна» из службы наружного наблюдения ФСБ, который никак не может перестать за всеми следить, многие увидели политический подтекст. Но сдается мне – это потому, что за ним проще не видеть подтекст общественный: черно-белое мышление не приводит ни к чему хорошему. Более того – оно глубоко аморально. И блестящий финал этого фильма, где все становится на свои места и перед страшным потрескавшимся Ильичом, и перед зрителями, производит примерно тот же эффект, что и финал «Господ Головлевых», самого сильного, может быть, русского романа о воскресении.

Перед показом своего фильма «Вся наша надежда» Карен Геворкян извинился перед зрителями: «Жизнь у всех у нас сложная, а я хочу положить на ваши плечи еще проблемы чужие. Но я надеюсь, что эти проблемы близки, и может, это и вам поможет отчасти: я хотел рассказать о людях, которые в тяжелых обстоятельствах сохранять себя». И действительно: кино о маленьком городке в Ростовской области, где медленно погибает последняя шахта, можно было бы показывать хоть на Черновских, хоть в Краснокаменске, хоть в Вершино-Дарасуне – так знакомы реалии. Но сильного впечатления фильм Карена Геворкяна все-таки не производит, и тому есть две причины – одна хорошая и одна плохая.

Плохая заключается в том, что «Вся наша надежда» снята по очень слабому сценарию. На экране царит путаница даже в мелочах: невозможно понять даже, сколько, в конце концов, у главного героя детей – они все время выпрыгивают, как чертики из табакерки, в подходящее время. Другие герои в то же самое время растворяются в небытии – как девочка, влюбленная в инвалида Колю. Сам сюжет, действительно актуальный и болезненный для зрителя, к середине уходит в совершенный лубок – хотя вряд ли это вина режиссера, который, кажется, очень хотел снять кино о хоть где-то побеждающей справедливости. Но в сочетании с пафосными диалогами шахтерскими песнями в начале и конце все это сильно отдает китчем.

Хорошая же новость – несмотря на все это, фильм не воспринимается как фальшивка. И дело тут даже не в реалиях, близких залу. Дело в главном герое, который – вот сюрприз! – никакой не актер. Анатолий Бойко – 60-летний шахтер. Брать непрофессиональных актеров на главные роли – распространенный прием, и удается он не так часто. Здесь – удалось: Глеб Иванович, огромный, медлительный, правильный, словно краеугольный камень, держит на себе всю конструкцию. Зритель верит ему – и значит, верит всем остальным, и было бы неправильно сказать про Бойко «хорошо сыграл». Ведь он не играет, он живет в кадре, «как настоящий» - потому что он и есть настоящий, имысль о том, что где-то есть вот такой человек – утешает. Не зря же зрители после окончания фильма, обступив режиссера, просили продолжения.

«Прикосновение ветра» - это экспериментальная картина, которая, по словам авторов, рождалась «в процессе монтажа». Это сочетание игрового и документального кино: с одной стороны, история смертельно больной московской актрисы, приехавшей в Бурятию искать бывшего возлюбленного, с другой – опыт съемочной группы, впервые соприкоснувшихся с буддийской культурой. Результат вышел очень интересным. С одной стороны, перед нами вроде бы довольно стандартная для забайкальцев история про то, как удивляются и радуются местным обычаям люди с Запада. Временами даже раздражает – как водитель, жизнерадостно пьющий мед прямо из банки. С другой стороны, все это уравновешивается игрой-не игрой актеров. Обаяние Эдуарда Жагбаева совершенно неотразимо: у него мягкий голос, спокойный взгляд, в полуобнаженном теле без угрожающего рельефа чувствуется сила; ничего нарочито мужского – только человеческое, доброжелательное, слегка загадочное, но очень земное, как духи этих мест. То, что нужно героине Юлии Ауг, пытающейся найти покой на пороге близкой смерти.

Ее образ здесь тоже метафоричен: больная, лживая, испуганная, ни во что не верящая душа, которая наконец-то начинает слышать саму себя и перерождается. Так что в конечном итоге игровая часть – только прикрытие для чего-то большего. Перед нами все тот же «западный» опыт, который на самом деле опыт любого человека в кризисе, нашедшего, наконец, опору. «Прикосновение ветра» - это не стандартная, как можно было бы подумать изначально, история любви, и не соединение игрового фильма с документальной историей о его создании. Это единое целое, история о соприкосновении с незнакомым, об усталости и обретении веры. О соприкосновении не только культур, но и человеческих душ, которым всегда нужно одно и то же, вне зависимости от пола, возраста и географии.

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Закрыть
Вы отвечаете на комментарий №
captcha Введите число, изображенное на рисунке
Правила комментирования

АФИША

  • Сегодня
  • Завтра
  • Неделя
СЕЙЧАС НА ГЛАВНОЙ
Забайкальский хирург насмерть "залечивает" своих пациентов
Происшествия -
Забайкальский хирург насмерть "залечивает" своих пациентов

Врачебная ошибка, или намеренное убийство людей? В Петровске-Забайкальском у людей из уст в уста переходит имя хирурга районной ЦРБ Игоря Машукова. К сожалению, слава о нем далеко не добрая. Сейчас районного эскулапа подозревают виновным в смерти 29-летней Ирины Земляковой, а совсем недавно ему удалось избежать тюрьмы за гибель трехлетней девочки. На этих кадрах домашних застолий и торжеств за веселье гостей отвечает Ирина Землякова. Жизнерадостная девушка всегда отличалась задорностью и совмещала основную работу кредитным специалистом с проведением праздников. Особой её любовью были детские праздники – Ирина любила детей и очень хотела родить своих. Но всё не получалось. Последняя беременность девушки вышла внематочной, и Ирина обратилась в районную больницу за её прерыванием. Лапароскопию Ирине проводил хирург Игорь Машуков. За 8 дней он свел здоровую девушку в могилу. Сразу после хирургического вмешательства Ирина почувствовала себя плохо. Теряла сознание, а на спине образовался синяк, который с каждым днем все больше увеличивался. Однако врач на это смотрел как будто сквозь пальцы. Виталий Изотов, Ольга Землякова, родители Ирины Земляковой. «Никто внимания не обращал. То, что у нее гемоглобин упал, что у нее давления не было – никто на это не обращал внимания. Она все время жаловалась, что у нее сильно болит спина. Мало того, что шрам кровоточит, еще и сильно болит спина. Она у нас в гробу красивее лежала, чем там, в хирургии. Заходила медсестра какая-то, стали говорить ей, что спина болит. Машуков распорядился, чтобы дали ей второй матрас. От неудобной кровати синяк и кожа нежная». Через шесть дней после операции Ирину, несмотря на её тяжелое самочувствие и сильные боли, Машуков выписал из больницы. При этом не выдав справки. Как сказал хирург пациентки – спина – это не мой профиль. Виталий и Ольга, родители Ирины Земляковой. «Её отправили домой. Её муж забрал. А 16-го утром она позвонила и сказала, что ей плохо. Мы быстро на машину и туда. А она на коленках стоит, а все остальное на диване лежит. Она даже разогнуться не могла» . Ирина вновь попала в ЦРБ. Правда, уже в неврологическое отделение. Однако обследование выявило, что ей необходима срочная операция – после первого вмешательства у Ирины возникло сильное кровотечение за брюшной полостью, которое и было видно в виде синяка на спине. Повторная операция, к сожалению, помочь не смогла. Ирина скончалась. Анастасия Коптеева, руководитель Забайкальского правозащитного центра: «По данному факту проводилась проверка министерством здравоохранения Забайкальского края. Минздрав пришел к категорическим выводам о виновности со стороны врача-хирурга. Была нарушена преемственность. Почему её по непонятным причинам положили в неврологическое отделение? Врачи должны были выявить факт появления синяка с первичным хирургическим вмешательствам. По данным проверки, врачей привлекли к дисциплинарной ответственности. По данным патологоанатома, также указаны многочисленные нарушения. Хирург проявил полный непрофессионализм и не обратил внимания на низкие показатели гемоглобина. Это элементарные знания, которые должен знать каждый хирург. И патологоанатомы это указывают». Смерть Ирины Земляковой, как оказалось, не единственная в практике Машукова. Ранее от его рук погибла трехлетняя девочка. Трагедия произошла в августе 2010 года - ребенок во дворе родительского дома опрокинула на себя 60-литровую бочку с водой. В больницу ее привезли через 40 минут. Однако Машуков только осмотрел ребенка, но надлежащего лечения не организовал. С 2 до 5 часов ночи, когда состояние девочки ухудшилось, врач спал в ординаторской. Хирург пошел под суд. И, как показала практика, уходить от закона он может куда лучше, чем лечить. Виктория Михайлюк, пресс-секретарь Забайкальского краевого суда: «Со дня совершения преступления Машуковым до дня постановления приговора судом первой инстанции прошло менее двух лет. Но поскольку он обжаловал приговор, этот судебный акт в законную силу не вступил. Судебное заседание коллегии краевого суда, при соблюдении всех сроков рассмотрения кассационной жалобы, состоялось 19 сентября. То есть, те самые два года со дня совершения преступления Машуковым уже истекли. И поэтому, руководствуясь статьей УК, суд был обязан освободить его от уголовной ответственности. Вместе с тем, это не означает, что он не виновен. Его вина установлена и доводы Машукова о том, что в его действиях отсутствует состав преступления, судом были отвергнуты». Более того, люди не раз замечали, что хирург появляется в отделении пьяным, грубит пациентам. Тем не менее, даже после того, как Машуков избежал реального наказания, но всё же был признан виновным, его оставили работать в больнице. Эта ошибка и привела к смерти Ирины Земляковой, за которую врач вновь предстанет перед судом. Егор Марков, старший помощник руководителя СУ СК по Забайкальскому краю: «После проведения комплекса следственных действий, следователи назначили экспертизу, выводы которой были получены в конце прошлого года. В течение 7 месяцев работали специалисты, которые оценивали ситуацию в правильности оказания медицинской помощи. В действиях врача имеются ошибки, которые привели к смерти пациентки.В ближайшее время, врачу-хирургу будет предъявлено обвинение по ч.2 статьи 109 Уголовного Кодекса РФ. И уголовное дело будет направленно прокурору для утверждения обвинительного заключения» Также следственный комитет изучит, насколько правильно краевой минздрав подбирает кадры, после которого будет направленно представление в Забайкальское правительство. Также следователи дадут правовую оценку должностным лицам минздрава, допустившим назначение Машукова, уже имевшего судимость за смерть пациента. А пока завершается следствие, Машуков уволился из ЦРБ и уехал из Забайкалья в соседнюю Бурятию, видимо, надеясь там снова уйти от наказания.  Артём Кондратьев, Максим Лобачев, Анастасия Шадрина, Владимир Николаев

В Кручине жители домов утопают в нечистотах
Общество -
В Кручине жители домов утопают в нечистотах

Сразу несколько домов в микрорайоне Кручина затопило нечистотами. Находящуюся рядом канализационную станцию прорывает с незавидной и плохо пахнущей регулярностью. Кто поможет утопающим?  Прямо в центре микрорайона Кручина – на улице Строительной – настоящее озеро, фекальное. Здешний трубопровод не выдержал напора. Это сейчас потоки воды с благоустроенных квартир утихли. Но еще 2,5 месяца назад нечистоты буквально били ключом. Татьяна Лебединская, жительница мкр. Кручина:  «ЖКХ пустили из канализации воду прямо на поле, а у нас рядом река Ингода, жилые дома. Мы тут инвалиды живем: дед-колясочник и мы с мужем, он астматик. Как выйдем – воду сливают, запах такой невозможный».  А чтобы вода не разливалась, сделали насыпь. Как видно, не помогает. Подтопленными оказались огороды сразу трех соседних домов. И это ещё не весна. А ведь жители не раз предупреждали главу администрации. Канализационная станция, построенная еще в 70-ых годах, может выйти из строя в любой момент.  Татьяна Лебединская, жительница мкр. Кручина:  «Сдвигов никаких нет. После 10 января работали тут два мальчика – отогревали трубы и больше никакого движения. Приходят работники КНС, выбросят шланг и утром, вечером сливают эти сточные воды».  Глава администрации Новокручининское Вера Шубина сетует на отсутствие финансирования со стороны министерства территориального развития. На ремонт 400- метрового трубопровода требуется 2,5 миллиона рублей.  Вера Шубина, глава администрации городского поселения «Новокручининское»: «Мы предупреждали, что вряд ли зиму переживет труба, которой около 40 лет. Но вот так и случилось, эту трубу просто завалило, она сложилась от старости. Я прекрасно понимаю этих людей, потому что жить сейчас так неуютно, а когда весна начнется, там у нас начнутся мероприятия по отводу выплеснувших вод».  Для решения вопроса Минтер посоветовал Вере Шубиной обратиться в администрацию Читинского района о перераспределении части средств с мероприятий, запланированных для всех поселений, на замену канализационной сети. Сейчас ведутся переговоры с подрядными организациями и, по словам Веры Шубиной, зловонная проблема решится уже до конца июня этого года.   Екатерина Гаврилова, Николай Шунков