Notice: Undefined index: zz_region in /htdocs/ZABRU/core/auth.php on line 1315

Notice: Undefined index: zz_region in /htdocs/ZABRU/core/auth.php on line 1315
25 ноября, суббота, 09:11
СООБЩИТЬ НОВОСТЬ

Бизнес – больная «мозоль» государства

Екатерина Бронникова / Экономика, 13:26, 3 ноября /
Бизнес – больная «мозоль» государства
Анатолий Дашиев. Фото: vt-inform.ru

Российский бизнес. Его по праву можно назвать больною «мозолью» нашего государства. Только одну брешь подлатают предприниматели,  тут же в другую дыру поддувать начинает. И так от года к году. Проблемы малого и среднего бизнеса - одна из злободневных тем прошлого, настоящего и будущего. Среди регионов России Бурятия, увы, не исключение – также прихрамывает на четыре ноги. О том, как выживает республиканский бизнес, корреспонденту Заб.ру рассказал уполномоченный по защите прав предпринимателей в РБ Анатолий Дашиев.

- Анатолий Батуевич, давайте начнём нашу беседу со статистики. Сколько индивидуальных предпринимателей осуществляют свою деятельность на территории Бурятии сегодня?

- По моим данным, которые я получаю в Федеральной налоговой службе, на территории Бурятии свою деятельность осуществляют 21,6 тысяч индивидуальных предпринимателей. Отмечу, что в этот показатель включены и главы крестьянско-фермерских хозяйств.

Если на 1 января 2012 года ИП было свыше 29 тысяч, то в последующие годы мы наблюдали сильное падение. В 12-м году было повышение страховых взносов для индивидуальных предпринимателей, которое привело к уменьшению их числа в республике на 3,5 тысячи. По данным других экспертов, регион тогда потерял до 5 тысяч предпринимателей. В любом случае, падение числа ИП было колоссальное. Потом каждый год мы теряли по 1,5-2 тысячи. И так продолжалось до 2017 года. И на 1 января текущего года мы имели порядка 21,4 тысяч ИП и КФХ.

Отмечу, что 2017-й - это первый год, когда у нас приостановилось эта динамика. За 9 месяцев - на 1 октября - мы имеем прирост порядка 300 предпринимателей - из них примерно около 200 это индивидуальных и 100 - в КФХ. Тенденция радует в том плане, что, наконец-то, жуткое уменьшение числа индивидуальных предпринимателей приостановилось, и мы надеемся, что эта положительная тенденция закрепится.

К сожалению, численность юридических лиц продолжает снижаться. В целом, их число возможно и не уменьшается, а растёт, но именно коммерческих организаций, представляющих реальный бизнес в виде юрлиц, действительно становится меньше. Вот такая тенденция у нас в Бурятии сегодня.

- Можно ли выделить какие-то отрасли малого и среднего бизнеса, которые процветают в республике? И какие, наоборот, переживают период упадка?

- Говорить о процветании сложно. Если брать отраслевую структуру, в самом худшем положении находится у нас строительная отрасль. Почему? Потому что компании все закредитованы. Плюс огромная задолженность перед бюджетом и внебюджетными фондами. Это обстоятельство, к сожалению, не дает никакой возможности что-то перспективное планировать. Невозможно участвовать в тендерах в госзакупках. Всё приостановилось. В этом плане жилищное строительство хоть как-то ведётся за счёт долевого участия граждан. Хотя сейчас риски возросли многократно, потому что любое заявление одного, двух, трёх дольщиков в правоохранительные органы, в суд сразу же создает проблемы для любого застройщика. О строительстве промышленных предприятий и предприятий инфраструктуры говорить вообще не приходится.

В связи с падением покупательского спроса, трудности испытывает и торговля. Если зайти в любой торговый центр Бурятии, то можно увидеть большое число свободных площадей с вывесками «Аренда». Это в настоящее время обычное явление.

Инфраструктурные отрасли работают лишь потому, что они в федеральном подчинении.

Агропромышленный комплекс выживает благодаря государственным дотациям. Кстати, давайте сравним позиции Минсельхоза и Минпрома. Первый помогает АПК, а второй оказывает поддержку малому бизнесу. В Минпроме субсидии на меры господдержки малому бизнесу составляют в течение года 100 миллионов рублей, а в Минсельхозе – порядка 700-800 миллионов рублей. Разница колоссальная.

Про инновации говорить вообще сложно. Малых инновационных предприятий не более двух – максимум трёх десятков. Вся беда в том, что хорошие идеи, хорошие инновации не находят своей коммерциализации. Мало просто придумать и реализовать идею. Даже если она реализуется. Вот у нас много лет говорят о том, что ученые Восточно-Сибирского госуниверситета технологий и управления придумали плазменную технологию утилизации мусора. А коммерциализировать её десятки лет уже не можем. Японцы приезжают, удивляются: «Как с такими инновациями, с такими идеями вы не можете выйти на мировой рынок?» Да мы на местный-то рынок не можем выйти! Это беда российского инновационного бизнеса, в целом, и бурятского, в частности.

- Крестьянско-фермерские хозяйства любого региона – отдельная глава совсем нерадушной истории. В Бурятии за счет чего они держатся на плаву?

- В нашем регионе, конечно же, за счет скота. Увеличение и просто сохранение поголовья дает некоторую стабильность. Кормовая база у нас очень плохая, потому что – пожары, засухи… Также значительный рост цен на минеральные удобрения, на фураж. Поэтому очень сложно выживать фермерам в нынешних условиях.

Бурятия сама себя кормит. Сбыт внутри республики неплохой. До выхода в другие регионы, именно КФХ, наверное, далеко, потому что у нас есть такие гиганты, как Восточно-Сибирский свиноводческий комплекс. Но больших комплексов, специализирующихся на разведении крупного рогатого скота, в республике нет. Поэтому коневодство, птицеводство и разведение КРС работают только на внутреннее потребление.

- Расскажите, пожалуйста, о налоговой политике региона в отношении индивидуальных предпринимателей?

- Налоговая политика со стороны государства и республики работает в том ключе, который нам предоставляет федеральное законодательство. Республика даёт льготы и преференции всему малому бизнесу. Но не всегда это всё реализуется и срабатывает – издержки слишком велики.

Что касается кадастровой стоимости имущества, то мы в своё время в числе 28 передовых регионов рванули к ней. На мой взгляд, Бурятия ввела неплохие преференции для организаций. В первый, 2015-й, год установили ставку от кадастровой стоимости – 0,2%, на следующий год – 0,3%, ещё через год, в текущем 2017-м, ставка стала – 0,4%. На 2018-2019 годы она поднимется до 0,5%. И только в 2020-м она станет равной 2%. Что будет тогда, конечно же, сложно представить. Предполагаю, что это будет взрывной рост налогов на недвижимое имущество.

Наряду с налогами на имущество организаций нужно было решать вопрос об установлении налоговых ставок на имущество физических лиц, в том числе для ИП. Поскольку это решение принимают муниципалитеты, то власти Улан-Удэ приняли первоначальную ставку в 2% (напомним, то же самое сначала сделали и в Чите). Депутаты городского совета не отреагировали, а их у нас порядка двух десятков, 99% из них - предприниматели. Позднее они пересмотрели решение и приняли ставку 0,3%. Вовремя ситуацию исправили. Мы не сидели, мы боролись, мы с властями спорили. И вот такие преференции получили и на уровне муниципальных актов, и на уровне республиканского законодательства. В этом плане мы не можем говорить о том, что власти не идут навстречу бизнесу. Идут, но бизнес хотел бы ещё большего и лучшего. Это ведь естественное человеческое желание.

Сейчас основное недовольство предпринимателей связано с неодинаковыми условиями для организаций. Вот работает ИП и рядом работает ООО. У последнего ставка в 2018 году станет 0,5%,  но у организации есть налоговый вычет - 300 необлагаемых налогом квадратных метров для здания и 100 «квадратов» для помещения. А для ИП – 0,3% и всё.

Я смотрел репортажи СМИ наших соседей из Забайкалья на тему налоговой ставки на недвижимое имущество ИП. Мне интересно, почему муниципалитеты региона-соседа первоначально приняли ставку 2%. Не понимаю. Ведь можно ж было на опыт других регионов посмотреть. И я сейчас говорю не только про Бурятию.

Насчёт изменения налоговой ставки на имущество индивидуальных предпринимателей. Пока изменять её мы не планируем. Она останется прежней - 0,3%

- Вы сказали льготы и преференции. Какие преимущества даёт Бурятия своим предпринимателям?

- Это касается упрощенной системы налогообложения. Там у нас на 1% меньше, чем предусмотрено федеральным законодательством. По УСН вместо 6% налога на доходы федеральных наши предприниматели могут платить 5%. Есть еще некоторые послабления. То есть, то, что возможно применять на региональном уровне, Республика Бурятия применяет. Я считаю, что в каждом регионе есть свои подобные меры помощи бизнесу, поэтому не думаю, что мы в Бурятии делаем что-то особенное.

- Давайте поговорим о начинающих предпринимателях. Учитывая экономику страны и региона, в каких отраслях, в каких направлениях вы порекомендуете им обосноваться?

- Самое главное – найти ту нишу, где нужно работать. В этом плане у нас «Союз промышленников и предпринимателей» всегда говорил и говорит о том, что нужен такой определенный субъектовый маркетинг – «где и чего у нас не хватает». Допустим, в республике нет своего кирпичного завода. Приходили в регион временные инвесторы. Они открыли завод, стали производить кирпич с помощью китайских технологий, неплохой кирпич. Но вся продукция уходила за пределы Бурятии. Кирпич востребован,  но собственного производства нет. В своё время у нас был завод на базе замечательного учреждения «Лечебно-трудового профилактория». Его мы благополучно похоронили.

Если определиться, чего не хватает, то это бетонные заборы, бетонные опоры, лиственничные столбы. Летом, когда приезжал руководитель ПАО «Россети», выяснилось, что Бурятия завозит себе тысячи деревянных столбов из Карелии. Удивительно, да? Только представьте, сколько денежных средств забирает логистика! У нас же этой лиственницы море. Не может не радовать, что сейчас этот «перекос» исправляется. Нужен такой межотраслевой баланс на уровне субъектов РФ Бурятии, Забайкалья, Иркутской области – «что мы везем оттуда».

Начинающим предпринимателям нужно такое исследование: «Чем вы, ребята, можете заняться?» и «Где ваша продукция будет востребована?» И, конечно же, нужен доступ к финансовым ресурсам. И на федеральном уровне трудности, и на уровне республики ничего не решается. Меры господдержки есть, но их недостаточно. Нужна широкомасштабная кредитная политика государства. Вот если предпринимателю предложить кредит под 13-15% годовых  - это выше себестоимости его продукции. Не потянет. А если ему дать под 5-6%, тогда он «задышит» и начнёт работать. А где мы такие деньги возьмем в условиях санкций? Ведь мы потеряли доступ к международным финансовым рынкам. Мы ничего не сможем сделать, если у нас не будет более или менее доступных кредитных ресурсов по доступной ставке. Меры господдержки, такие как субсидирование процентной ставки – бесспорно, вещь хорошая, но когда 100 миллионов рублей на всю Бурятию распределяется – это не решает проблему бизнеса кардинально.

- Анатолий Батуевич, много представителей бизнеса обращается к вам за помощью? Или бизнесмены предпочитают решать свои проблемы самостоятельно?

- Бизнес идет с обращениями неохотно. Это отмечаю не только я. Обращений относительно тех проблем, которые реально присутствуют, не очень много. Бизнесмены предпочитают не жаловаться. И в прокуратуру они идут неохотно. Если пожалуешься и начнутся разбирательства, неизвестно, чем все это может закончиться. Это первый момент. А второй – недоверие к органам власти в целом. К институту уполномоченного по защите прав предпринимателей, как бы мы ни были нацелены помочь бизнесу, - тоже еще недостаточно.

- Предприниматели республики добросовестные? Как у них складываются отношения с контрольно-надзорными организациями: инспекцией по труду, Роспотребнадзором и так далее?

- Проблема контрольно-надзорных органов самая острая. Самые тяжелые проблемы, которые сегодня в России беспокоят бизнес, - это неопределенность экономической ситуации, это недоступность финансовых ресурсов, в том числе кредитных, и это не от нас с вами зависит. Существует проблема взаимоотношения с контрольно-надзорными органами. Этот административный пресс. Мы принимаем все меры к тому, чтобы снизить проверочное давление. Мы добились системного снижения плановых проверок, добились уменьшения внеплановых проверочных мероприятий и иных проверочных мер, добились внедрения проверочных листов - предпринимателям должны быть понятны вопросы, по которым их проверяют. У нас появилась такая форма профилактики, как публичные мероприятия по обсуждению правоприменительной практики. Это когда бизнесменам рассказывают, какие типичные нарушения ими допускаются и как избежать повторения подобного. Есть ещё ряд мер.

Однако предприниматели отмечают, что проверки сами по себе стали жёстче, суммы штрафов возросли многократно. Поэтому послабления проверочного и иного административного давления бизнес не очень ощущает.

Бизнес - он конкретен, и каждого волнуют свои собственные проблемы. Но не все стремятся предавать огласке свои проблемы, потому что это может быть чем-то чревато. Имеет место такое понятие, как «включение ответных мер» со стороны контрольных органов. Мы над этим работаем, и, думаю, что постепенно будем преодолевать возникающие пороги. Это работа «на годы», а не на какой-то кратковременный период. В общем, определенные перспективы к лучшему есть.

- В последнее время в СМИ, блогах, интернет-обсуждениях можно встретить своего рода определение: «давление на бизнес». Кто и как давит на бизнес в Бурятии?

- Бизнес говорит о давлении со стороны контрольно-надзорных органов, а также правоохранительных органов. Иногда гражданско-правовые споры переводятся в плоскость уголовно-процессуальных отношений. Определенные группы с помощью правоохранительной системы иной раз инициируют возбуждение уголовных дел, чтобы либо заставить бизнес уйти с определенной доли рынка, либо прекратить свою деятельность, либо заставить поделиться своими активами и долей прибыли. Это настолько латентно, идет внутренняя борьба в этих сферах. А то, что выходит на поверхность – это маленькая верхушка «айсберга».

- На ваш взгляд, есть какая-то универсальная «пилюля», которая пойдет на благо республиканскому бизнесу?

- Такой «пилюли» нет. Есть локальные средства и способы – увеличение доли гласности, повышение прозрачности взаимоотношений контролирующих, правоохранительных органов, прямой выход на высшее руководство региона. Важно поднять роль координационных коллегиальных органов, которые напрямую влияют на принятие решений органами власти. Над этим предстоит немало поработать.

КОММЕНТАРИЕВ: 2
Даты по убыванию
  • Даты по убыванию
  • Даты по возрастанию

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Закрыть
Вы отвечаете на комментарий №
captcha Введите число, изображенное на рисунке
Правила комментирования
  • 893348
    Анатолий Батуевич, бизнесу не нужно помогать, ему хотя бы мешать не надо. Частная собственность в помощь.
    Ответить
    1
    0
  • 892116
    Анатолий Батуевич, 2020 год не загорами, и ставка 2% это смертельная петля, как для малого, так и крупного бизнеса. Просьба не допустить такой обдираловки, так как это все в конечном счете ляжет на плечи простого потребителя. Желаю Вам успехов в дальнейшей работе , особенно по теме с налогообложением имущества
    Ответить
    6
    0

АФИША

  • Сегодня
  • Завтра
  • Неделя
  • КИНО
  • КОНЦЕРТЫ
  • СПЕКТАКЛИ
Криминальная комедия
Криминальная комедия

Notice: Undefined index: zz_region in /htdocs/ZABRU/core/auth.php on line 1393

Notice: Undefined index: zz_region in /htdocs/ZABRU/core/auth.php on line 1394
СЕЙЧАС НА ГЛАВНОЙ
 Парламентский ноябрь: бюджет края прошел первое «испытание» из трех
Первое чтение -
Парламентский ноябрь: бюджет края прошел первое «испытание» из трех

Какие законы принимает краевой парламент и что для нас, жителей Забайкалья, делают региональные депутаты… В эфире программа «Первое чтение». В студии Екатерина Гаврилова, здравствуйте! И вот о чем расскажем сегодня:  - Главный финансовый документ региона на ближайший год депутаты приняли большинством голосов в первом чтении. На что пойдут самые большие суммы и какие статьи бюджета откорректируют по настоянию парламентариев? -О перспективах строительной отрасли Забайкалья, будущем урановой столицы России и дорогих сердцу вещах. Не пропустите интервью с депутатом, заслуженным строителем Александром Филоничем.   В первом чтении депутаты рассматривают один из ключевых документов – бюджет региона на 2018 и два последующих года. До этого обсуждения прошли в профильных комитетах и на публичных слушаниях. Каждый заинтересованный участник делил бюджетный пирог по своим соображениям. Впоследствии многие депутаты сошлись на том, что это - «бюджет начала стабилизации». Да, есть проблемы, и о них нельзя не говорить. На 1 ноября, арестованы счета 569 бюджетных учреждений.  Долги муниципалитетов сейчас составляют 2 миллиарда рублей. На их погашение и разблокировку в 2018 год предусмотрена лишь четверть от необходимой суммы.  Сергей Михайлов, первый заместитель председателя Законодательного собрания Забайкальского края, фракция «Единая Россия»: «На это направление, конечно, ресурсы нужно дополнительно заводить для того, чтобы мы начали реальную стабилизацию в 2018 году бюджетной сферы. Безусловно, аграрный сектор. Мы говорим о направлении в животноводстве, и особое внимание уделяем модернизации техники. Да, в бюджете компенсация за приобретенную технику уже есть. Но считаем, что «лиха беда начало», считаем, что сумму надо увеличивать». Что касается главных показателей бюджета - в 2018 году доходы края возрастут более чем на 4 миллиарда рублей, в основном за счет налоговых и неналоговых поступлений, и составят 48 миллиардов 250 миллионов рублей. Расходы – 49,6 миллиардов рублей. Финансирование дефицита - 1 миллиард 330 миллионов - минфин края планирует осуществлять за счет заемных средств, а погасить накопленную кредиторскую задолженность – за счет уже выделенных федеральных средств. Николай Мерзликин, заместитель председателя Законодательного собрания Забайкальского края, фракция КПРФ: «На 2,5 миллиарда бюджет меньше - какая стабилизация? Она в чем выразится? Мне не понятно. Бюджет не прозрачный. По многим позициям. Почти 2,6 миллиарда рублей – это статья резервы – это что? Никто не знает, за что я должен голосовать? Бюджет – это частная лавочка или что это такое?». Владимир Хорохордин, глава комитета по бюджетной и налоговой политике Законодательного собрания Забайкальского края, фракция «Единая Россия»: «Бюджет абсолютно реальный. Насчет непрозрачности – это просто позиция такая, с моей точки зрения не обоснованная. Что там непрозрачного? Там все прозрачно. Мы надеемся, этот тезис о том, что дополнительные средства, в виде суммы 3,6 миллиардов рублей – будет направлена на, так аккуратно скажем, снижение кредиторской задолженности, ну или там на погашение простроченной кредиторской задолженности. Мы рассчитываем, что это будет сделано ко второму чтению». Если в предыдущие годы денег на заработную плату едва хватало на восемь месяцев и все мы помним митинги около здания правительства и массовые увольнения, - то в 2018 году практически в полном объеме предусмотрена не только зарплата бюджетникам, но и ее повышение. Речь идет не только о педагогах, работниках культуры, здравоохранения, которые попадают под майские указы президента, но и о тех, кому зарплата не повышалась с 2014 года. После всех споров – большинством голосов: 38 – «за», 4 «против» – депутаты приняли бюджет в первом чтении. Игорь Лиханов, председатель Законодательного собрания Забайкальского края: «Гораздо лучшего качества, чем в предыдущие годы. Мы смелее и увереннее его принимали. Как говорится с более легким сердцем». Ко второму чтению законодатели рассчитывают увидеть в бюджете корректировки, как минимум, по 8 позициям. По мнению депутатов, в первую очередь должно быть увеличено финансирование аграрного сектора экономики и программы устойчивого развития сельских территорий. Впереди у минфина - еще четыре недели работы над бюджетом. Идем далее. Вопрос о строительстве рудника №6 Приаргунского производственного горно-химического объединения, от которого зависит дальнейшая судьба не только комбината, но и всего города Краснокаменска – наконец сдвинулся с мертвой точки. По словам директора предприятия «Атомредметзолото» – Виктора Святецкого, работу над проектом тормозит излишний бюрократизм. Виктор Святецкий, первый заместитель генерального директора, исполнительный директор АО «Атомредметзолото»: «Он был включен в гос. программу развития Российской Федерации по Дальнему Востоку и Байкальскому региону. Определены по годам бюджеты, но, к сожалению, Минфин в 16-м году не смог вовремя оформить все постановления, и мы не получили этого финансирования, и не были эти объемы включены в бюджет 18-го года. Поэтому выражаю благодарность и губернатору, и Вам, господа депутаты. Много работы сделано, безусловно, и получили мы в итоге указание президента». На сегодняшний день, как было доложено депутатам, выделен первый транш – 350 миллионов рублей на строительство объектов инфраструктуры, куда входят – дороги, подстанция и очистные сооружения. В общей же сложности на освоение Аргунского и Жерлового месторождений урана необходимо 18,5 миллиардов рублей. Коммунист Николай Мерзликин и здесь раскритиковал работу властей на всех уровнях. По его словам, в мае-июне текущего года уже наблюдалось отставание от нормативных сроков. Виктор Святецкий, первый заместитель генерального директора, исполнительный директор АО «Атомредметзолото»: «- Мы не можем строить рудник без очистных сооружений – вот такая история, так случилось, что водный баланс, который сегодня существует на предприятии, не позволяет откачивать воду в текущую схему. - «Ростатом» в полной мере гарантирует финансирование? - «Росатом» сегодня ищет все возможности, чтобы отфинансировать этот проект. В любом случае, мы те сроки, которые здесь показываем – мы их обязаны выдержать, иначе будет разрыв между действующими рудниками и шестым рудником. Мы это отчетливо понимаем. Поэтому 2023 – рудник должен быть введен». Накануне также стало известно, что председатель Совета Федерации России Валентина Матвиенко поручила профильному комитету внести поправки в федеральный бюджет для финансирования строительства шестого рудника. Добавлю, что в случае его успешного запуска в 2023 году – предприятие ППГХО сохранит до 2,5 тысяч рабочих мест, а также бюджетную эффективность на уровне 1 миллиарда рублей в год в бюджеты всех уровней. Екатерина Гаврилова, корреспондент: - «Сегодня мы в гостях у депутата краевого парламента Александра Филонича. Александр Иванович, спасибо, что нашли для нас время. Не будем медлить, сразу о насущном. Тема, которая накануне обсуждалась в краевом парламенте, рудник №6 в городе Краснокаменск. Виктор Святецкий заявил, что в 2023 году мы должны получить первую тонну руды. Вы, человек, который непосредственно имеет отношение к урановой столице,  - что можете сказать? Ведь еще до недавнего времени – говорилось о том, что город придется расселять.  Александр Филонич, депутат законодательного собрания, заслуженный строитель России: - «Мне бы, конечно, как жителю Краснокаменска, выходцу оттуда, человеку, который принял участие в строительстве всех объектов, находящихся в городе Краснокаменске, конечно, хотелось, чтобы город продолжал жить. Но, к сожалению, развитие отрасли зависит не от количества сказанных слов, а от количества денег, вложенных в эту отрасль. Пока, к сожалению, ни распоряжения Правительства, ни согласия Минатома России – Святецкий не относится к этой организации, пока нет». - «Ну, даже если в 2023 году это предприятие откроют – это все равно не решит проблему города».  - «Надо уже всем понимать. 10 лет еще какая-то часть шахтеров будет работать – не больше. Все месторождение будет исчерпано. К сожалению, разведки сегодня не ведется. Сумма пока определена 350 миллионов, которую якобы выделила организация, в которой работает Виктор Станиславович, и все. Но, эта сумма явно не достаточная. И, конечно, в 2018 году, я предполагаю, что строительство не начнется».  - «Ваша позиция про бюджет. Обсуждали его на всех комитетах, публичные слушания, расширенный комитет по бюджетной и налоговой политике…».  - «Мы получили удовлетворение. Во-первых. Он на 4 миллиарда рублей больше. Во-вторых, он более сбалансированный, рассчитан на 12 месяцев. Это еще не бюджет развития, это мы все понимаем, но исходя из тех условий, в которых мы живем на сегодняшний день, сравнивая с прошлыми годами – это очень нормальный бюджет». - «Тем не менее, не все депутаты проголосовали. 4 было против». - «4 против – это коммунисты. Это очень удачная позиция. Баба Яга всегда против. Это очень удобно - прийти и все подвергать критике, при этом ни за что не отвечая. Это не показатель. Кто работал над бюджетом, кто занимался этой проблемой – кто вник в нее. Где деньги-то взять? Не так просто. Производство легко было разрушить, господину Чубайсу – разнесли все предприятия. А как все заново создать – это долго, очень тяжело».  - «На бюджет, который депутаты принимали накануне, не пустили застройщика Веру Шаврову. Вы, как считаете, своими криками, митингами, добьется она той положенной суммы от региональных властей?». - «Я деталей тоже не знаю, я ж не знаю ее бухгалтерию. Я не могу конкретно сказать, этого никто не может сказать. Вопрос сейчас решается правильно – ввести дома в эксплуатацию, расселить этих людей, а затем уже разбираться, кто прав, а кто виноват». - «Насколько я помню, вы строили общежития для «Студенческой весны», и тогда тоже под честное слово тогдашнего губернатора Константина Ильковского взялись на федеральной земле строить эти объекты. К чему такие риски?».  - «Как, Катя, очень хочется, чтобы край развивался. Славу Богу весну провели, но потом, конечно, пришлось тратить огромное количество сил и времени, чтобы получить эти деньги. Компания, несмотря на то, что мы ввели этот объект, потеряла гигантские деньги, оплачивая процентные ставки. А сейчас мы передали квартиры 176 обманутым дольщикам. На какую сумму, вы думаете? 200 миллионов рублей. Передали и все. Хотя с господином Ильковским, тоже были определенные договоренности. Он тоже должен был нам компенсировать техприсоединение, но тоже документов не было, поэтому мы не стали этот вопрос поднимать». - «Как вы считаете, правильно ли решение Владимира Путина отказаться от долевого строительства на протяжении 3-5 лет?»  - «Я предполагаю, прошу подчеркнуть, что это лоббируют крупные банки, чтобы еще иметь прибыль, за то, что они будут кредитовать подрядчиков. Потом они получат процент от строителей. Собственно, что происходит и сейчас. Если строительная компания берет кредит в банке – она ему отдает, потом в банке берут на тот же дом люди, опять получают квартиры, и банки жиреют. Это очень грустно. Хотя и планируются, что процентная ставка упадет, но она никак не падает. Я бы пошел другим путем – здесь ответственность должна ложиться на ту власть, которая предоставляет землю под застройку. Вот они должны смотреть, кому они дают разрешение на строительство, и отвечать за это».  - «Сколько сегодня у нас строит присоединение нового здания к коммуникациям?» - «Вы задаете очень сложный вопрос. Вся проблема в том, что у нас не развивается сегодня ничего в крае, оно и не может развиваться в крае, по объективным причинам: высокая процентная ставка, высокая провозная плата, высокие тарифы на тепло и электроэнергию – вот причины,  по которым никакое производство не будет рентабельным при таких условиях – нужно уменьшать все. Техприсоединение дома на Курнатовского – 55 миллионов – «ТГК-14», 24 миллиона Ядри». - «И немного отойдем от такой официальной части. Самая дорогая вещь, которую вы держали в руках?» Александр Филонич, депутат законодательного собрания, заслуженный строитель России: - «Вещь? За всю жизнь, я не одел ни одного кольца, у меня никогда не было цепочки. Я абсолютно равнодушен ко всем вещам. Может быть, камень, который мне подарил Виталий Федорович Зайцев. Который очень хранил у себя и передал его мне. Я его сейчас храню».  Екатерина Гаврилова, корреспондент:  - «Александр Иванович, спасибо, что согласились с нами поговорить. Я напоминаю, мы были в гостях, у заслуженного строителя, депутата краевого парламента Александра Филонича».       

106-летняя читинка Анна Власова накроет шикарный новогодний стол, ни потравив, ни рубля
Общество -
106-летняя читинка Анна Власова накроет шикарный новогодний стол, ни потравив, ни рубля

 Жизнь на все сто! Газета «Экстра» подвела итоги конкурса «Самый старший». За это звание поборолись не только отдельные забайкальцы почтенного возраста, но и целые семьи! Абсолютную победу одержала читинка Анна Власова, которая родилась 106 лет назад! Женщина оказалась старейшим жителем нашего региона.   О победе в конкурсе «Самый старший» Анне Власовой родные не говорили долго. Боялись, что начнет волноваться. Но сегодня секрет раскрыт – дочка показывает маме победное фото, размещенное в газете. С поздравлениями к бабушке пришли редактор газеты «Экстра» и представитель компании «Янта». Именно от них Анна Власова получила сертификат на продукцию в сумме 5 тысяч рублей.   Татьяна Тетерюк, заведующая магазином «Янта»: « Можно накрыть новогодний стол. Компоты, мяско, салатики, молочка, сок, хлеб!  Нам проект показался очень добрым, интересным».   Артем Стромилов, редактор газеты «Экстра»:  «В общей сложности у нас 30 участников. Тех, кого мы публиковали. Причем среди них есть семьи. То есть семейными парами, кто-то 60 лет вместе прожил. Кто-то еще больше».   Судьба Анны Власовой заслуживает хорошей книги. Родилась победительница в семье из 9 человек и помогала маме воспитывать младших сестер и братьев. Писать и считать Анна Андреевна не умеет, но это не помешало ей всю трудиться всю жизнь и вырастить достойных детей. Женщина застала сразу несколько исторических эпох – большие войны и революции, первый день победы. Великая Отечественная отняла у Анны Власовой мужа. Однако, похоронке оне поверила. После окончания войны ждала любимого несколько десятилетий.  Нина Власова, дочь:  «Она замуж не вышла, потому что ждала. Может, он все-таки вернется.  Он добрый. Она говорит, могла с ним грубо поговорить, а он очень добрый».   Секретом долголетия своей мамы Нина Власова считает доброту. Даже в самые тяжелые времена своей жизни она всегда старалась помочь тем, кто нуждается.  Нина Власова, дочь:  «Когда во время войны мы жили на Радиостанции, она попробовала завести коровку. Питаться нечем, денег нет. Так вот она делала сметану. А ряженку, сыворотку, все вот это она отдавала людям. Не за деньги. Просто так».                                                                               Дарья Юринская, Владимир Николаев.