18 июля, среда, 06:23
СООБЩИТЬ НОВОСТЬ

Хаус? Рихтер? Нет - Баркан!

Общество, 09:45, 6 декабря 2017 /
Хаус? Рихтер? Нет - Баркан!

Врачебную специализацию доктора Баркана кинематограф и ТВ сделали в последние годы суперпопулярной. Сам Баркан, впрочем, считает, что наблюдения за умозаключениями заграничного доктора Хауса, а теперь еще и нашего доморощенного доктора Рихтера приносят, скорее, больше вреда, чем пользы для широкой публики. Ведь формируется искаженное восприятие личности врача и дела, которым он занимается. О возможностях современной диагностики и о том, как добиться, чтобы врач, пациент и его болезнь не противостояли друг другу, размышляет заведующий отделением функциональной диагностики Дорожной клинической больницы на ст. Чита-2 ОАО «РЖД» Виталий Баркан.

Врач спасает человека. Это подвиг?

- Виталий Станиславович, честно, смотрели «Доктора Хауса»? Что Вы думаете о подобных сериалах на медицинскую тему?

- Когда выходят новые фильмы про врачей, хочется верить, что, наконец-то, появилось что-то интересное, но вот конкретно хаусы и рихтеры – это не о врачах и врачебной деятельности. Это спекуляция, попытка сделать шоу на медицинской тематике. Также как фильмы «о ментах» – это вряд ли фильмы о полиции. Для меня настоящее кино о врачах – это, например, «Дни хирурга Мишкина» или «Дети Дон Кихота». В них есть отношение к профессии, а сам врач – такой, каким он и должен быть. В «Днях хирурга Мишкина» – великолепная игра Олега Ефремова, очень тонко показаны именно профессиональные моменты.

Не буду лукавить, я взглянул серию про доктора Рихтера - диагноста, но там все настолько неправдоподобно! Какое впечатление создает сериал у людей о медицинских работниках? Это просто шоу, очередной экшн. А в жизни врач спасает конкретного человека и делает это вместе со своими коллегами негромко, просто работает. Конечно, в нашей практике всегда случаются моменты, которые нужно обсудить в профессиональной среде, например, сложные случаи, когда все на грани, и от диагноза зависит многое, но это, поверьте, мало похоже на кино. Это большая скрупулезная работа, работа ума, обычно очень будничная. Не подвиг, не суета, не хаос - обычная работа профессионалов…

-  Расскажите историю Вашего пути в профессию врача! Почему функциональная диагностика?

- Парадоксально, но в медицине, можно сказать, оказался случайно. Я планировал связать свою судьбу с технической профессией. Но мой отец был военнослужащим, и в середине моего выпускного учебного года его перевели в Забайкалье, и я подумал – почему бы не медицинский? Окончил его в 1982 году. Потом отработал почти пять лет в районе по распределению. В Петровске-Забайкальском тогда была крупная больница, я начал карьеру в отделении терапии, очень благодарен тем людям, с которыми работал, многому они меня научили. Когда я вернулся в Читу, был принят в первую городскую больницу, в кардиологическую реанимацию. В 90-м году начал формироваться Диагностический центр, это было принципиальное новое направление, интересное. В центр меня пригласили с учетом того опыта, который у меня уже был – кардиологическая реанимация – это всегда экстренная помощь, когда за очень короткий срок нужно принять решение, поставить диагноз, выбрать тактику ведения пациента. Так я стал врачом функциональной диагностики. В центре проработал 20 лет. Мы, по сути, начинали многие методы диагностики впервые в нашем крае.

В 2008 году я получил приглашение на заведование службой функциональной диагностики в ДКБ, где мне дали «карт-бланш» – мои возможности в реализации идей и проектов были не ограничены, то есть, я мог внедрить всё, что было необходимо, объяснив, обосновав, для чего это нужно. Руководство шло навстречу. Это было ново и перспективно для развития в профессии.

За диагностикой – будущее!

- Как Вы оцениваете уровень развития функциональной диагностики в Забайкальском крае? Где, по Вашему мнению, сегодня работают лучшие диагносты?

- Я не сторонник какого-то рейтингования в нашей среде. По долгу своей службы часто бываю в других городах на конгрессах, на конференциях, общаюсь со специалистами, и должен сказать, что функциональная диагностика в крае у нас – на высоком уровне. Но она вся сконцентрирована в центре, в Чите. Конечно, в некоторых районах есть врачи - диагносты, они хорошо работают, но их возможности ограничены отсутствием необходимого оборудования.

В ДКБ нам за эти годы удалось сформировать надежный, крепкий коллектив, в основном это - молодые доктора, растущие, амбициозные, умные. Мы коллективно работаем над решением проблем пациентов. И главное - у нас хорошие возможности технические, хорошая база материальная. Возможности нашей диагностики мы сегодня стараемся донести до удалённых точек не только нашего края. Мы создали диагностическую сеть, которая охватывает территорию Забайкалья и Амурской области, сегодня все лечебные учреждения Забайкальской железной дороги завязаны в эту сеть. Пациенту из района теперь не надо ехать в Читу, чтобы пройти электроэнцефалограмму или холтеровское мониторирование, например. И главное - это может сделать любой житель региона, не только железнодорожник. Можно пройти такое обследование по ОМС или платно и оперативно получить результат - у нас работает Центр дистанционного анализа. Сейчас метод дистанционной передачи данных начинает внедряться по всей сети железных дорог в России, но мы были первыми, кто это начал в таких объемах и в таком качестве!

- Что сегодня важнее в постановке диагноза – техническое обеспечение или знания, опыт и интуиция врача? Кстати, расскажите о технических новинках, они уже есть в Чите, в Вашем распоряжении?

- Техническое обеспечение имеет большое значение в диагностике, но любое оборудование – ничто без работы специалиста. Любая информация, любой тест должен быть оценен и обработан врачом.

В нашем отделении – самое современное медицинское оборудование. Мы применяем около 30 различных диагностических методик для исследования состояния здоровья пациентов. Например, проверяем на наличие синдрома остановок дыхания во время сна. На самом деле, это серьезная медико-социальная проблема. По России пока таких данных нет, но вот в Германии каждое четвертое ДТП происходит из-за засыпания водителя за рулем. Для ранней диагностики ишемической болезни сердца (одного из наиболее распространенных заболеваний, приводящих к инвалидизации и, к сожалению, смерти человека), мы используем стрессэхокардиографическое исследование с компьютерной обработкой получаемых результатов. Этот метод дает возможность оценить состояние сердца на ранних этапах возникновения ишемической болезни сердца, после перенесенного инфаркта миокарда, что позволяет выбирать наиболее эффективную тактику лечения.

- Виталий Станиславович, расскажите о Вашем отделении.

- Когда я пришел в ДКБ, здесь работали 5 врачей, 4 медсестры, сейчас в штате 15 врачей и 15 медсестер. У нас полноценное отделение в стационаре, 8 кабинетов, такое же полноценное отделение в поликлинике экспертизы, где работают 6 медсестер, действует центр дистанционного анализа, отделение в поликлинике на улице Чкалова, 117 и кабинет ЭКГ в хирургическом корпусе. И все это - единая служба, в которой работает единый коллектив. В год мы проводим до 120-130 тысяч исследований по 30 различным методикам. Коллектив наш осваивает последние научные достижения. У нас трое – кандидаты медицинских наук, а еще трое – соискатели ученой степени. Это показывает стремление людей к новому, к развитию. Ежегодно мы посещаем 7 - 8 научно-практических конференций, научных конгрессов, в том числе международных. При том не просто ездим послушать, но и выступаем с собственными докладами. Руководство нашей больницы очень позитивно это оценивает и всегда идет навстречу, ведь это работает на престиж, имидж нашего учреждения.

Отдельно хочу отметить работу наших медицинских сестер. От их добросовестности, компетентности зависит качество врачебных заключений. В современных условиях в работе медицинских сестер диагностической службы много самостоятельности: они должны предварительно оценить правильность технического проведения исследования и уже потом предоставить результаты  врачу для анализа. Наши сестры профессионально и качественно справляются со своими обязанностями.

Нас трое: врач, болезнь и пациент. На чьей стороне пациент, тот и победит

- В 2016 году Вы стали главным функциональным диагностом компании «РЖД Медицина». В чем Ваша ответственность?

- Основная ответственность  – это координация действий. На каждой железной дороге в России есть свой коллектив, свои доктора, профессионалы своего дела, со своим видением решения разных проблем. Но ведь мы – единая сеть. Главная задача – скоординировать действия, чтобы мы работали как единое звено, чтобы были единые подходы, взгляды, подходы к здоровью пациентов. Сейчас мы получили единую площадку для общения, есть своя секция в рамках Всероссийского Конгресса по холтеровскому мониторированию, есть возможность встречаться, вносить вопросы, обсуждать, планировать, решать общие задачи.

За этот год я посетил 4 дорожные больницы в разных регионах. Стараюсь, чтобы это не было проверками: мы все - коллеги, мы совещаемся, разрабатываем единые подходы в нашей деятельности. Мне нравится эта деятельность, хотя она добавляет проблем, суеты, ограничивает свободу во времени, но я стараюсь, чтобы наши возможности были направлены на улучшение здоровья людей. К сожалению, с тем, кого обследуем –  мы часто по разные стороны. Но нас трое – врач, пациент и болезнь. На чьей стороне пациент, тот и победит. А хочется бороться с заболеванием вместе с пациентом! Нужна поддержка друг друга, а не противостояние…

Я просто люблю жить!

- Виталий Станиславович, кроме медицины, что Вам еще интересно в жизни?

- Люблю путешествовать, бывать в красивых необычных местах, новых городах. Есть места, куда мне  хочется возвращаться. Карелия, например. Да и в нашем крае достаточно интересных мест, где я еще не был. Скоро два года исполняется моему внуку, хочется уже ему это все  показать. (смеется)… Люблю читать. Мне нравится Паустовский, Вампилов. Как-то открыл для себя рассказы Юрия Казакова. Автор не очень известный, но его рассказы меня поражают описанием человеческих отношений. Люблю смотреть спортивные передачи. Особенно игровые виды. Сам, к сожалению, на волейбольную площадку давно не выходил. Что еще? По большому счету я просто люблю жить!

- Спасибо!

                                                                                             Дарья Михайлова

Виталий Баркан, заведующий отделением функциональной диагностики Дорожной клинической больницы на ст. Чита-2 ОАО «РЖД», главный внештатный функциональный диагност РЖД-Медицины, врач высшей квалификационной категории, кандидат медицинских наук, ассистент кафедры функциональной диагностики Читинской медакадемии, заслуженный работник здравоохранения Забайкальского края.

Имеются противопоказания. Требуется консультация специалиста

КОММЕНТАРИЕВ: 1
Даты по убыванию
  • Даты по убыванию
  • Даты по возрастанию

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Закрыть
Вы отвечаете на комментарий №
captcha Введите число, изображенное на рисунке
Правила комментирования
Время модерации комментариев – с 08:00 до 24:00 (по местному времени). Поступившие в иные часы будут обработаны в начале рабочего дня.
  • 908513
    Доктор Хаус - реально сказки
    Ответить
    4
    0
СЕЙЧАС НА ГЛАВНОЙ
Новости -

Население Забайкальского края считает, что правдивая информация о наводнении намеренно скрывалась от народа

Забайкальский край еще не оправился от страшных последствий стихии. А уже готовится к новому циклону. Возможно, в ближайшие дни, предстоит еще одна война с наводнением. Хотя, воевать чиновники намерены не только с осадками. На очередном заседании комиссии по чрезвычайным ситуациям начальник УФСБ России по Забайкальскому краю Сергей Казюрин заявил, что его ведомство будет жестко реагировать на сообщения СМИ. Те издания, которые по мнению контролирующих органов, настраивают людей на митинги и бунт, будут наказаны. Сергей Казюрин отметил, людей «дезинформируют». И объявил, что к каждой такой новости его ведомство будет искать доказательства.   Таких доказательств хоть отбавляй. Телеканал ЗабТВ за время наводнения работал во многих точках края. Мы побывали в затопленных домах, мы показали зрителю людей, которые этим летом потеряли все, что нажили. Историю каждой семьи авторы телеканала переживали как свою собственную. Кстати, пострадавшие тоже уверены в дезинформации. Только другого рода. Александр Чан, житель СНТ «Островок»:  « Посмотрели местные новости, что там говорят про нас. Вот ГТРК-Чита аж до смешного дошло. Назвали наш репортаж «Островок надежды». На мой взгляд тут островок безнадежности у нас. Что нам сюда провизия идет Камазами. Привезли три коробки. Одна с молоком. Хлеба чуть-чуть и все. Больше мы ничего не видели». Откуда вы получали достоверную информацию? Вообще-то из новостей, интернету не сильно доверяю, особенно нашим синоптикам. Они говорят одно, а получается совершенно другое. - Как вы считаете, помогали ли СМИ в ситуации ЧС? - Да, помогали. Благодаря им, больше людей узнали об опасности , помогали в прокрутке разных фондов в помощь пострадавшим. - С начала до 00:22 03482 Откуда вы получали информацию, о том что у нас наводнение?- Со СМИ, с интернета - Как вы считаете, СМИ помогали справляться с ЧС? - Ну, безусловно, да потому что информация была полная, но предварительная. Конечно, вобщем-то помогали.\ -Был ли какой-то факт, который вас именно как гражданина своей страны очень возмутил? - Я слышал, что мэр свою улицу спасал, спасал свою улицу, хотя другая часть была затоплена. Если за такие высказывания СМИ можно наказать, тогда чего стоят слова губернатора, произнесенные во время майского форума. Неужели в разговоре с главным редактором радиостанции «Эхо Москвы» Алексеем Венедиктовым губернатор лукавила? Наталья Жданова, губернатор Забайкальского края: «– Независимые СМИ вам зачем? – Алексей Алексеевич, может, не совсем красивым словом отвечу, емко и в самую точку. Чтобы не зарывались. – Кто? – Власть имущие. – Вы про себя? – В том числе. Зарывались в хорошем смысле, чтобы были бдительными, не замылился глаз, чтобы не казалось, что все знаем и все делаем правильно, чтобы слышали, самое главное, своих земляков, ради кого мы пришли в свое время...» Надеемся, наши сегодняшние сюжеты тоже помогут чиновникам слышать своих земляков.                                                                                                                                                                                           Дарья Юринская, Сергей Бумагин.