21 февраля, среда, 18:29
СООБЩИТЬ НОВОСТЬ

Ножи, топоры и «Коктейль Молотова»

Анета Абрамченко / Общество, 09:44, 29 января /
Ножи, топоры и «Коктейль Молотова»

После двух чудовищных нападений, произошедших в Перми и Улан-Удэ, власти всерьёз обеспокоены вопросом безопасности в учебных учреждениях. По всей стране прошли внеплановые проверки на выявление «дыр» в системе охраны. Забайкалье не стало исключением, вот только есть ли какая-то польза от проведения такой проверки, и смогут ли школы адекватно отреагировать в случае ЧС?

И грянул гром

Для тех, кто не в курсе, проведём краткий экскурс в трагические события последних дней. Отправной точкой, которая заставила руководство как страны, так и регионов задуматься о безопасности в школах, стали события 15 января 2018 года. В этот день двое школьников, вооружённых ножами, вошли в здание пермской 127-й школы и устроили настоящую резню в четвёртом классе. Пострадали 15 человек, в том числе и учительница, которая со множественными колото-резаными ранами была доставлена в больницу в тяжёлом состоянии. Нападавшими оказались двое подростков, один из которых обучался в этой школе. После случившегося они попытались покончить жизнь самоубийством, но безрезультатно. В этой истории, помимо общей жути, стоит обратить более пристальное внимание на три «мелочи». Во-первых, в школе в тот момент находился охранник, а проходная была оборудована пропускной карточной системой. Так как один из нападавших обучался в данной школе, это не стало серьёзным препятствием. Во-вторых, камеры, которыми была оборудована школа, не работали. В-третьих, во время опроса учеников той злополучной школы один из них сказал, что, по его мнению, нападавшие пошли в четвёртый класс, а не в девятый, потому что там многие носят с собой ножи и газовые баллончики.

Напрашивающийся вывод крайне неутешителен – система охраны есть и она работала (не считая камер), вошли в школу не посторонние, и, что немаловажно, оружие с собой носят многие школьники. То есть существующая система не выявляет такие моменты, и если задуматься, при неудачном стечении обстоятельств размахивать ножом мог начать любой из упомянутых выше девятиклассников. Но почему-то вопрос встал не в том, что сам подход не верен, а в том, что должен быть факт наличия пропускной системы. Как будто бы это что-то меняет.

После инцидента проверки грянули по всей России, впрочем, это не уберегло школьников из Республики Бурятия от нападения троих учеников, вооружённых топорами и «Коктейлем Молотова». Причиной в данном случае называют то, что ученики были связаны с криминальной субкультурой АУЕ (арестантский уклад един). Однако окончательное слово здесь за следствием. Но вряд ли это имеет какое-то значение для семерых пострадавших людей. Примечательно, что нападение случилось 19 января, когда, по идее, все проверки школ уже должны были быть проведены.

Но вернёмся в родное Забайкалье, где сотрудники Росгвардии после случившегося проверили охранников школ и оснащение учебных заведений «тревожными кнопками». По результатам проверки все учебные заведения получили хорошую оценку, то есть с охраной детей они справляются. Но как проводилась проверка на деле?

Проверку прошли

Стоит сказать, что проверку охранников и оснащения учебных заведений «тревожными кнопками» Росгвардия проводит и без указания «свыше». Но здесь существует несколько «но». Проверки бывают плановыми (раз в три года) и внеплановыми (как после вышеуказанных событий), но об их проведении сотрудники Росгвардии должны за день уведомить школы и прокуратуру. По-другому нельзя, закон не велит. Зная о том, что на подконтрольный объект приедут с проверкой, пусть и за один день, подготовиться к приёму «гостей» можно. Это первая часть «но». Вторая заключается в том, что, опять же по закону, Росгвардия может проверять только те учреждения, в которых охрану осуществляют частные охранные предприятия (ЧОП). Соответственно, если у школы не заключён договор с такой организацией, а принят на работу сторонний охранник или просто вахтёр, провести проверку их работы Росгвардия просто не имеет права – только «тревожные кнопки». К слову, в Чите договоры с ЧОПами об охране имеют только пять школ. Все остальные «выкручиваются» как могут.

Сама же проверка заключается в том, что сотрудник Росгвардии проверяет у охранника документы, оружие (если есть) и наличие должностной инструкции.

Как всё это (кроме оружия) может повлиять на качество его работы, одному богу известно. С кнопкой-то понятно – в «зачёт» идёт время, за которое сотрудники охраны приезжают на объект. Это действительно то, что может спасти жизнь детям и учителям при условии, конечно, что на вахте будут знать о том, что в школе происходит некое преступление.

В качестве примера можно привести школу №30 в посёлке КСК города Читы. В данной школе присутствует всё, что должно обеспечивать безопасность детей – камеры, пропускная система по карточкам, охранник из ЧОПа и «тревожная кнопка». Пройти в школу корреспонденту, который ради проверки охраны солгал, что ему к директору, не удалось, что не может не радовать. Однако не даёт покоя тот факт, что в двух недавних случаях нападение устраивали не «люди с улицы», а ученики. В порядке оказались и документы, и «тревожная кнопка», после нажатия на которую суровые мужчины с автоматами наперевес прибыли буквально в течение двух минут. Пропускная система через турникет по карточкам тоже порадовала, как и общий подход к безопасности.

– Волевым решением мы всё-таки поставили этот турникет. Здесь у каждого работника карточка, у каждого ученика карточка. Чужой сюда просто так не зайдёт, только по паспорту. И то при его предъявлении смотрятся списки, чтобы узнать, родитель ли это, или человек пришёл к учителю. Если документов нет, то через телефон связываются с учителем или ребёнком. Эта система – приобретение не из дешёвых, но в данном случае нам помог частный предприниматель. Сделать это было необходимо, всё-таки КСК не самый благополучный район. Тем более что до установки турникета были эксцессы, когда человек проходил, и охранник был вынужден за ним бежать, а в это время мог зайти кто-то ещё. Сейчас, конечно, такого нет, – рассказал «Экстре» директор школы №30 Юрий Кульгин.

Подход к безопасности в этой школе вызывает уважение – люди делают всё возможное в условиях имеющегося законодательства, чтобы обезопасить детей и преподавателей. И всё же, если 30-й школе повезло – нашёлся меценат, который не поскупился на приобретение турникета, то как быть другим учебным учреждениям, где спонсорской помощью и не пахло? Главный специалист комитета образования города Читы Александр Сучков уверен, что средства на достойную охрану есть во всех образовательных учреждениях, просто руководство школ не горит желанием тратить их на эти цели.

– Заключение договоров с частными охранными предприятиями – это полномочия исключительно школ. Если школа ставит своего вахтёра, значит, она справляется. То, что у нас сейчас говорят, мол, у нас нет денег, это неправда. Такие средства есть в любой школе. В плане финансово-хозяйственной деятельности есть такая графа, но тут уже сам руководитель смотрит, куда распределить эти деньги, – сказал Александр Сучков.

Вот как интересно получается – то есть только пять школ хотят оградить своих учеников от возможной опасности, а остальные просто жадничают? Если честно, то звучит более чем сомнительно. Впрочем, из ответа специалиста можно сделать вывод, что целевых средств на повышение качества охраны в школах выделено не будет. Да и проверки по закону, описанные в статье, вряд ли можно считать существенным шагом на пути к безопасности. Впрочем, проверки проведены, указание выполнено, и можно смело ставить «галочку». До конца ли в безопасности дети в школах? Определённо нет. А по документам? Определённо да.

Эта статья написана не для того, чтобы посеять панику среди родителей и учеников, а для того, чтобы обратить внимание на огромную дыру в системе безопасности образовательных учреждений. В данной ситуации и Росгвардия, и комитет образования, и школы являются заложниками системы, вынужденные действовать по букве закона «от сих до сих». Решение об изменении этой ситуации должно приниматься гораздо выше. Хотя бы на уровне региона.

Статья опубликована на сайте газеты «Экстра»

КОММЕНТАРИЕВ: 14
Даты по убыванию
  • Даты по убыванию
  • Даты по возрастанию

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Закрыть
Вы отвечаете на комментарий №
captcha Введите число, изображенное на рисунке
Правила комментирования
  • 935764
    Ответить
    1
    0
  • 934648
    и "грянул гром" и фото....Владимир Владимирович ?!?!?! Чё уже снялся с выборов и на службу?
    Ответить
    4
    0
    • 934688
      А ведь реально чем-то похож))))))))))
      Ответить
      5
      0
  • 934508
    В 30-тке хоть спонсор нашелся. А почему государство не берет на себя охрану детей? та же Росгвардия? Зарплата у них немаленькая, митинги приходится разгонять не каждый день. Пусть бы с подачи правительства или президента о будущем страны позаботилась!?
    Ответить
    9
    1
    • 934642
      Я с вами согласен, об этом должно заботиться правительство, министерство образования, в конце концов, но никак не сами росгвардейцы. Они всё-таки обычные люди, а эта проблема на уровне государства должна стоять
      Ответить
      5
      1
  • 934236
    Так воспитали детей, воспитание хромает уже 30 лет,причем здесь охрана. Во времена СССР,такое даже трудно представить.
    Ответить
    12
    1
    • 934243
      У меня одноклассник в 1979 г. школьный туалет взорвал.
      Ответить
      2
      9
      • 934340
        Взрывать туалет ради шалости и детей ножами резать - вещи разные
        Ответить
        12
        0
  • 934227
    Процентов 90 того что написано, всё не о том, что планировалось написать... Вернемся к ситуации. Ее важными составляющими были:
    1. Нападавшие не посторонние - их нельзя не пропустить в школу, их нельзя обыскать
    - напали внезапно, в момент урока, в помещении класса - каждая секунда это удар ножом, охранник с его "кнопкой" пока услышит поймет, попробует добежать - минимум 3-5 мин., не факт что охранник мужчина и умеет противодействовать ножу, топору или тем более "коктейлю молотова"
    - ученики и учитель не знали что делать , оборонялись как могли - из за чего скорее всего получили травм гораздо больше, нежели чем если их кто то научил хотя бы правильно убегать
    Ответить
    13
    2
    • 934238
      Совершенно с Вами согласна. Все для галочки. Вот собрали нас учителей на экстренное совещание по Го Чс и что? Я ожидала конкретных инструкций, как вести себя,если такое возникло? Что делать, как обезопасить детей? Себя? Но нам зачитали уже известные до дыр инструкции по обнаружению брошенных пакетов и все. Зато мы дружно расписались, что прослушали информацию. У меня ребенок, маленький. Их класс на первом этаже и никаких турникетов, пропускной системы. Что то ведь и детям надо сказать - как вести себя. Вооружить учителя хоть чем-нибудь. Электрошокер, газовый балончик. Ну что то же надо предпринять.
      Ответить
      11
      0
    • 934229
      Эта проблема гораздо сложнее, чем действия которые предлагаются для ее решения. Необходим комплекс мероприятий организуемых разными органами, причем на постоянной основе и с серьезным подходом, а не как всегда "для галочки". То как прозвучал "тревожный звонок", следует понимать, что "проблема" не решится сама по себе, а таких как эти трагедии, в России только за прошлый год совершено десяток, а может и более.
      Ответить
      6
      0
  • 934175
    Наша лётчица поступила проще. Запретила упоминать в СМИ об АУЕ и всё стало нормально. Только АУЕ никуда не делось...
    Ответить
    14
    0
  • 934127
    Ну отлично блин. мне вообще нравится эта внеплановая проверка о которой нужно предупреждать. Да и вобще правильно написано - нужно не популизмом заниматься, а нормальные законы о проверки принимать
    Ответить
    11
    1
  • 934119
    Новостей, что Росгвардия готовится к другим делам и приступает к масштабным изменениям структура и перевооружению.
    Ответить
    8
    2

АФИША

  • Сегодня
  • Завтра
  • Неделя
СЕЙЧАС НА ГЛАВНОЙ
Министр Волков: "Добровольные пожарные не хотят прививаться от энцефалита"
Общество -
Министр Волков: "Добровольные пожарные не хотят прививаться от энцефалита"

Подготовка к пожароопасному сезону в Забайкалье уже долгие годы вопрос острый – не хватает то средств, то людей, то техники. В этом же году ситуация, по словам министра природных ресурсов Забайкалья Александра Волкова, складывается гораздо лучше.  Каждую весну читинцы с ужасом ждут пожароопасного периода. Все помнят смог над краевой столицей в 2014 году. Тогда на больничных койках оказались 192 человека. Все последующие годы край был, мягко говоря, не готов к нашествию стихии. В 2018, по словам министра природных ресурсов края Александра Волкова, ситуация будет гораздо лучше. Александр Волков, министр природных ресурсов Забайкальского края: « В текущем году выделено гораздо больше средств на лесохозяйственные работы, в том числе, и на подготовку к пожароопасному периоду. Если в прошлом году было 565 млн рублей, то в этом году 995. Удалось гораздо раньше организовать торгово-закупочные процедуры и увеличить их количество. Сегодня осуществляется прием персонала в авиабазу и в КГСАУ «Забайкаллесхоз». Также уже начались профилактические отжиги в Кыринском районе. Помимо этого увеличились объемы летных часов и количество техники. В 2018 году на авиамониторинг будет задействовано 3 самолета «АН-2», 2 вертолета «Ми-8» и 7 самолетов «Cessna 182». На тушение лесных пожаров привлекут два вертолета «МИ-8». В прошлом же году с воздуха пожары ликвидировали всего 1 «АН» и 5 самолетов «Cessna 182». Также в министерстве отметили, что после начала пожароопасного периода, очень надеются на помощь добровольцев. Александр Волков, министр природных ресурсов Забайкальского края: «Добровольцы, прежде чем приступать к этим работам, должны зарегистрироваться в реестре добровольных пожарных, пройти соответствующую подготовку  и пройти вакцинацию. Просто так пустить человека в лес в условиях, когда он может заразиться клещевым энцефалитом, было бы неправильно». Добровольцы же, по словам Александра Волкова, проходить подобные длительные процедуры не спешат. Поэтому, пока не зарегистрирован никто. Также министр отметил, что начнется пожароопасный сезон, предположительно, в конце марта – начале апреля. Полина Харченко, Николай Шунков

Тюремные повара раскрыли секрет наваристого горохового супа
Общество -
Тюремные повара раскрыли секрет наваристого горохового супа

Недавно в сети появилась информация о том, что расходы на питание заключенных сократились на четверть.  По словам Валерия Максименко, заместителя директора ФСИН, это связано с тем, что закупку продуктов оптимизировали, а калорийность меню рассчитали отдельно для каждой категории заключенных – мужчин, женщин, несовершеннолетних и больных.   Экскурсию по кухне за решеткой Иван Зимин, начальник отдела тылового обеспечения при читинской ЛИУ-4, начинает со столовой. Именно здесь питаются осужденные. Все на своих местах. Столы, лавочки и даже раковины рассчитаны на определенное количество спецконтингента и определенный порядок приема пищи. Иван Зимин, начальник отдела тылового обеспечения ЛИЦ-4 УФСИН России по Забайкальскому краю: «Для обычного человека - это обычные раковины, казалось бы, ничего особенного. Но здесь есть одна особенность. С учетом того, сколько осужденных, для каждого из них есть определенный расчет, сколько на них нужно раковин. Исходя из этого числа, они здесь и стоят. Здесь есть горячая и холодная вода, мыло. Все как дома». В столовой, как и на всей территории лечебно-исправительного  учреждения, есть свои правила, которые необходимо неукоснительно соблюдать. Иван Зимин, начальник отдела тылового обеспечения ЛИЦ-4 УФСИН России по Забайкальскому краю: « Здесь они получили хлеб, дальше идет выдача горячих блюд. В последнем окошке уже идет выдача компота, сока, молока, чая или киселя». Меню сбалансировано. Например, больной туберкулезом, а таких осужденных здесь два отряда, или инвалид получают свою норму, здоровые осужденные – свою. Меню составляется на неделю, а блюда повторяются не чаще трех раз за семь дней. Обед - самый калорийный прием пищи, завтрак и ужин более легкие. А на весах, которые стоят здесь же, любой желающий может взвесить свою порцию, чтобы удостовериться, что ее вес не меньше нормы. Иван Зимин, начальник отдела тылового обеспечения ЛИЦ-4 УФСИН России по Забайкальскому краю: «Есть промаркированная тара, в которой каждый осужденный может, когда ему выдают пищу, с учетом веса данной тары поставить на весы, сравнить с раскладкой продуктов питания». За качеством готовых блюд следят повара. Они тоже из осужденных. Например, сейчас в огромном 250-литровом чане варится гороховый суп. В нем, по подсчетам технолога, чуть больше 7 кг мяса – по 70 гр на каждого осужденного. Старший повар признается, готовить в промышленных масштабах, конечно, не просто. Но здесь, как и на любой кухне, главное готовить с душой. Юрий Конопацкий, старший повар: «Первое и второе блюдо я, как старший повар, готовлю сам. Третье и салаты готовят помощники. Завтрак готовит ночной повар, он один. Справляемся». Чтобы сварить такую кастрюлю супа нужно 70 кг картофеля. Сколько нужно крупы для перловой каши, которая уже сварилась в соседнем чане, сложно подсчитать. Пахнет на кухне очень аппетитно Решаем дегустировать.     «Вот здесь есть морковка, чувствуется сливочное масло. Вкусная каша, как в детском лагере». В день на питание одного осужденного тратится около 70 рублей. И эта сумма постоянно снижается. Все потому, что система аукционов и внутренних поставок позволяет закупать продукты гораздо дешевле их рыночной стоимости. ФСИН ранее сообщила, что к 2019 году бюджет, выделяемый на питание осужденных, сократят на четверть. При этом заверяют, что на качестве еды  это никак не скажется. Полина Харченко, Евгений Погорелый