19 июля, четверг, 05:28
СООБЩИТЬ НОВОСТЬ

Источники денег, живые и мёртвые

Владимир Тихомиров / Экономика, 16:02, 11 апреля /
Источники денег, живые и мёртвые

Поток информации в последнее время, словно из забытого Богом океанского острова. «Забайкальцы покидают регион, чувствуя себя брошенными Москвой», «Забайкалье по качеству жизни за год опустилось на 81 место среди регионов (из 85)», «край на несколько шагов стал ближе к банкротству»… Голова кругом, а красных полотен на балконных решётках жилых домов с объявлениями о продаже квартир в Чите всё больше. По миграционному оттоку Забайкальский край, по данным журнала Forbes, на четвёртом месте после Дагестана, Республики Коми и Архангельской области.

Ох, нелёгкая это работа…

И виной всему, как не трудно догадаться – деньги. Вернее, их острая нехватка. А тут ещё президент страны добавил масла в огонь – решил уровнять прожиточный минимум с минимальным размером оплаты труда (МРОТ). Хвалёный забайкальскими вождями бюджет на 2018 год (и социальный он, и прозрачный, и всем понятный) тут же затрещал, скукожился и оказался несостоятельным выполнить указание главы государства. Власть бросилась по протоптанной дорожке – в коммерческие банки за новыми кредитами. Судя по тому, что государственный долг с начала текущего года до начала марта уже увеличился с 28 миллиардов 300 миллионов до

29 миллиардов 300 миллионов рублей, кое-что уже успела сделать. Но главное – впереди. Минфин края объявил о проведении электронных аукционов по открытию кредитных линий для погашения долговых обязательств. Возможно, уже провёл.

Общая сумма привлекаемых кредитов, как сообщил региональный Минфин – 6 миллиардов рублей, срок кредитования – 1096 дней, плата за обслуживание – не более 8,5% годовых. Как только об этом стало известно, депутат Госдумы от ЛДПР Юрий Волков тут же выступил с тревожным заявлением, что край становится на несколько шагов ближе к банкротству, то есть к внешнему управлению. И если госдолг сравняется с собственными доходами регионального бюджета (а они на текущий год заложены в бюджет в сумме 31 миллиард 300 миллионов рублей), то нашему краю грозит внешнее управление, а региональное правительство, по его словам, может расходиться по домам.

В словах Волкова тревога, надо признать, ненадумана. Серьёзный звоночек уже есть. Недавно Республика Хакассия и Костромская область такой «чести» уже удостоены – впервые в новейшей истории РФ. Так что теперь это не просто угроза, которая многие годы витала в воздухе над регионами, а, похоже, практика федеральной власти. Штука очень неприятная, поскольку каждый рубль придётся согласовывать с Федеральным казначейством. Министр финансов региона и губернатор могут остаться просто без финансового портфеля.

Но реакция на это заявление от Минфина нашего края последовала незамедлительно. Он опроверг заявление Волкова, уточнив, что кредиты им берутся не для растранжиривания, а, напротив, для погашения других, более дорогих кредитов. Таким образом, за счёт этого перекредитования экономия бюджетных средств составит 135 миллионов рублей. Ну, если Минфин где-то нашёл кредиты по такой маленькой ставке – 8,5% – хотя мы, грешные, да и все предприятия и организации, пользуемся кредитами по 12–15% (и это ещё по-божески), то это куда ни шло. Правда, экономия-то уж для бюджета в 48 миллиардов рублей по доходам больно маленькая. Правда, сдаётся, что Минфин лукавит и далеко не все деньги будут потрачены на погашение ранее взятых кредитов. Краю не хватает как минимум 3 миллиардов 500 миллионов рублей, чтобы выполнить указание президента страны – уравнять прожиточный минимум с МРОТ. Так что, по моему мнению, акция с перекредитованием – это ширма, за которой торчат уши реального дефицита на важнейшее государственное мероприятие в социальной сфере.

Поверит ли Москва слезам?

Однако вот что здесь можно из всего этого заметить. Оптимистический тон, а нередко и лукавство, которые неизменно присутствуют в публичных заявлениях руководителей региона и краевого Минфина по поводу оптимистического финансового положения края, звучащие непосредственно в регионе, вдруг сменяются чуть ли не паническими настроениями, как только они оказываются в Москве поближе к высоким коридорам власти и их обитателям.

Так случилось и на этот раз, когда делегация из Забайкальского края во главе с губернатором приехала в Москву на проведение Дней субъекта в Совете Федерации. Там у красивых экспозиций, рассказывающих о замечательном крае за Байкалом, под песни и пляски наших фольклорных коллективов от руководителей края звучали совсем другие речи.

Они наперебой жаловались председателю Совета Федерации Валентине Матвиенко о горькой жизни в крае, об огромной закредитованности региона, о нехватке денег на насущные поручения президента страны. Валентина Ивановна, как человек благодушный и искренне любящий Забайкалье, конечно, пообещала помочь, поставить вопрос на контроль, довести до правительства и ведомств – и много чего в этом духе. Обещания приятны, но вряд ли у правительства найдётся для региона дополнительно мешок денег. Прошлогоднее письмо Минфина РФ за подписью Антона Силуанова, которое явилось не следствием благодушных настроений от фольклорных встреч на выставке, а результатом серьёзного анализа экономической и финансовой ситуации в Забайкальском крае, сомнений не оставляет. В частности, министр финансов РФ писал: «Забайкальский край по уровню обеспеченности финансовой поддержкой из федерального бюджета в виде дотаций и бюджетных кредитов на 1 жителя региона занимает 3 место в Сибирском федеральном округе после высокодотационных субъектов Российской Федерации (Республика Тыва и Республика Алтай). Уровень обеспеченности финансовой поддержкой из федерального бюджета на 1 жителя региона на 2016 год составляет 18 тысяч 258 рублей, при среднем по Сибирскому федеральному округу – 8 тысяч 494 рубля». Вряд ли после этого письма в крае что-либо изменилось.

Как видим, нет у Забайкальского края необходимости просить дополнительные деньги, а есть констатация, что (снова выдержка из письма): «Бездействие органов государственной власти Забайкальского края в части уточнения регионального бюджета и увеличения бюджетных ассигнований на социально значимые расходы приводит к образованию кредиторской задолженности, а также к невозможности осуществления выплат по ним даже при наличии остатков на счёте бюджета».

Куда уж точнее. Добавим, что и главный источник наполнения регионального бюджета – экономика края – находится в провале, но об этом региональные власти предпочитают не говорить. А напрасно. Это и есть по-настоящему живой финансовый источник. Но он пересыхает. Доля промышленности в валовом региональном продукте Забайкальского края, по данным регионального отделения ВТБ-24, в 4 раза меньше, чем в среднем по Сибирскому федеральному округу. Кроме того, по итогам 2017 года, например, только горная и строительная отрасль (данные Забайкалкрайстата) добилась прироста в объёмах к предыдущему году. Всё остальное в упадке. Например, обрабатывающая отрасль, зависящая от наших краевых министерств, в минусе – объёмы уменьшились за год по 11 из 15 видов. На 55,7% снизился показатель ремонта и монтажа машин и оборудования, на 46% сократилось их производство, на 26,8% – производство готовых металлических изделий, на 12,9% – металлургическая отрасль. Производство пищевых продуктов, сократилось на 8,3%. Ну, и какими слезами всё это можно объяснить Москве, чтобы она дала дополнительные деньги на бедность?

Статья опубликована на сайте газеты "Экстра"

КОММЕНТАРИЕВ: 10
Даты по убыванию
  • Даты по убыванию
  • Даты по возрастанию

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Закрыть
Вы отвечаете на комментарий №
captcha Введите число, изображенное на рисунке
Правила комментирования
Время модерации комментариев – с 08:00 до 24:00 (по местному времени). Поступившие в иные часы будут обработаны в начале рабочего дня.
  • 962857
    Глава Бурятии - Алексей Цыденов выбил авиабилеты до Москвы по 5 тысяч рублей и удешевил электричество (стоимость «света» с июля снизится с 2,87 до 2,75 рублей за киловатт-час). Гордимся !!!
    Ответить
    2
    0
  • 962533
    Вполне доходчиво и понятно. Рекомендую статью, а лучше самого А.Тихомирова пригласить но очередное заседание регионального комитета стратегических размышлений.
    Ответить
    2
    0
  • 961768
    А какую вы хотели экономику края от учительницы которая акромя как ля..ля..ля... языком ни чего не умеет и не знает да плюс ее команда хапуг которым на край и его жителей наплевать!!! лишь бы успеть набить карманы да свалить от сюда.
    Ответить
    6
    0
    • 968960
      а вы достоверно знаете все языковые таланты г-жи Ждановой или ваши слова "акромя как ля..ля..ля... языком ни чего не умеет" стереотипное предположение ???
      Ответить
  • 961707
    Нормальный человек не должен просить. Он должен сам зарабатывать. А за отобранным зачем ходить. Пусть подавяться
    Ответить
    3
    0
  • 961354
    Люди, пока мы с вами терпим антинародную политику власти, трусим и бездействуем, так все это и будет продолжаться!
    Ответить
    13
    0
  • 961052
    ждаху с ее министрами и прочими чинушами с чайковского и будина - в отставку и под суд за развал региона (и шпионаж в пользу китая и англоамерики)
    Ответить
    24
    0
    • 961108
      Ну, тогда уж сначала Гену Тулина с Кокосом. Их работа в первую очередь
      Ответить
      16
      1
    • 961067
      Из глубокой долговой ямы!
      Ответить
      10
      0
  • 961036
    Хорошая статья,но им на неё наплевать,как и на народ.
    Ответить
    29
    0
СЕЙЧАС НА ГЛАВНОЙ
Новости -

Матери с грудным ребенком, чей дом пострадал от наводнения, возместят только ущерб за испорченную мебель

 Ксения Сумарокова, жительница аварийного дома: « Вот вода поднималась у нас примерно вот так вот, в комнате там видно дальше будет. Полы у нас ушли полностью, все балки упали, все подмыло подполье. Здесь вот по печке видно, как она поднималась. Вот столько было воды». Наводнение стало для жителей улицы Лазо настоящим концом света. И без того аварийный дом начал крошиться, разваливаться, как вафля. Ксения еле сдерживается, чтобы не расплакаться. Итак жили в бедности, теперь и здесь находиться невозможно. Ксения Сумарокова в одночасье превратилась в бездомную.Дочь- совсем маленькая, в таких условиях легко подцепить любое воспаление. Но ведь дом состарился не из-за стихии. Почему же раньше не принимали мер? На днях специальная комиссия приехала, чтобы подсчитать ущерб жильцов от удара стихии. Но, к удивлению пострадавших, оценила только испорченную   мебель и технику.  Ксения Сумарокова, жительница аварийного дома:« «Перекрыли мы полы, выровняли в комнате стены. Всё утонуло полностью. В комнате вздуло все полы, здесь упали все балки у нас на кухне. Вся помойка была вот здесь, у нас в подполье. Запах стоит неимоверный вообще. Я не знаю, как мне теперь ребёнка сюда везти и где нам жить. Мы скитаемся по друзьям, по знакомым. +01.39. Куда мне вот с ребёнком? Я просто не представляю, что мне теперь делать». В соседних квартирах ситуация не лучше. Из-за сильных дождей на втором этаже крыша полностью протекла.  Светлана Минеева, жительница аварийного дома:«Вот мы ждали, нам эту крышу сделали. Посмотрите, как нам сделали, всё течёт, всё бежит. А скоро осень будет, уже нельзя будет ничего ремонтировать. Они скажут холодно. И за зиму будет снег идти и опять балки будут торчать у нас над головой. Страшно будет ходить». После потопа уровень воды в доме достигал более восьмидесяти сантиметров и все подполья утонули. Вода не пощадила и скромные комнатки– даже кровати и диваны уничтожили ливни.  Светлана Минеева, жительница аварийного дома: « Квартира у нас текла. Мы взяли шифер и переложили в том месте, где текло. А так у нас на диван всё текло. У соседей в соседнем подъезде у них домой льётся всё. Вот сделали крышу, как сделали, я не знаю» . Таких историй- десятки. За каждой- большая боль и полная безнадежность. Эти люди вряд ли пойдут в суд искать правды и помощи властей. Просто подлатают свое жилище и будут жить дальше. Не мечтая о более достойной доле.                                                                                                                                        Анна Спиридонова, Сергей Бумагин.