19 июля, четверг, 05:29
СООБЩИТЬ НОВОСТЬ

Проморгали вспышку

Анета Абрамченко / Общество, 15:38, 12 апреля /
Проморгали вспышку

К моему глубокому сожалению эта статья не первая и далеко не последняя, которые будут посвящены одной теме –  пожары в Забайкалье. Кажется, все забайкальцы уже давно привыкли к тому, что каждые весну и лето мы горим. Страшная привычка. И самое страшное, что ничего, что может в корне переломить ситуацию, не происходит. Нет, попытки, конечно, предпринимаются, да только воз и ныне там.

Вы готовы, дети?

Верна народная мудрость – готовь сани летом. О пожарах в крае начали говорить зимой, когда ещё ничего не предвещало беды. В середине декабря прошли первые совещания ГУ МЧС по Забайкальскому краю и регионального министерства природных ресурсов с добровольными лесными пожарными, где обсуждалось их участие (с приставкой не) в тушении будущих пожаров. Тогда эта новость вызвала бурное негодование и обсуждение в социальных сетях. Высказал своё мнение и руководитель лесного отдела Гринпис России Алексей Ярошенко, который посчитал, что тем самым руководство края хочет скрыть данные о реальных масштабах трагедии. Относиться к Гринпис (как к организации) можно по-разному, но, как бы подтверждая мнение Ярошенко, в декабре же 2017 года Госдума принимает закон об административном наказании для чиновников, предоставляющих неверную информацию о лесных пожарах. Среди регионов, которые с завидным постоянством пытаются утаить шило в мешке и наш край. От добровольных лесных пожарных отстали – выезжают на тушения как и раньше; за подготовку к пожароопасному сезону, под строгим надзором федерального центра – взялись.

Кстати о федералах. В этом году Москва выделила Забайкалью 995 миллионов рублей на противопожарные мероприятия (в два раза больше, чем в предыдущие года). В крае закипела бурная работа – техника проверялась, совещания проводились, планы тушения разрабатывались, штаты укомплектовывались. Согласно принятому сводному плану тушения лесных пожаров, общая численность сил пожаротушения – 2411 человек, готово 1011 единиц техники. Выглядит весьма внушительно, тем более, что прогноз на весну был неутешительный – пожары должны были прийти в апреле (первый был зарегистрирован в феврале), в мае ожидается большое количество осадков, и с начала лета всё заполыхает с новой силой.

Все эти действия и прогнозы были сделаны в феврале. А в марте краевая прокуратура на совместном заседании с коллегией по Амурской области плеснула ложку дёгтя в эту бочку с мёдом.

– Даже в пределах утверждённой штатной численности Читинская авиабаза и «Забайкаллесхоз» укомплектованы на 50%, «Забайкалпожспас» – на 90%. То же самое касается штата отдела надзора в области защиты населения и территорий от ЧС краевого департамента по ГО, – сказал начальник управления по надзору за исполнением федерального законодательства прокуратуры края Александр Трухин.

Также по данным ведомства половина и более всей техники «Забайкаллесхоза» и «Забайкалпожспаса», уже четвёртый год имеет износ от 60% до 100%. Треть техники на 6 марта не была отремонтирована, несмотря на проведённые закупки запчастей. Приплыли, однако. Вроде начали готовиться загодя, и даже отчитались об успешной работе, а на деле, спустя какой-то месяц, оказывается, что мы снова сели в лужу и не готовы к войне с огненной стихией.

Неконтролируемый пал

Несмотря на то, что первый пожар был официально зарегистрирован в феврале, после этого единичного случая воцарилось относительное затишье. Серьёзно край начал гореть только в конце марта. Причём новости о пожарах перемежались с сообщениями о задержании поджигателей. При этом подавляющее большинство пойманных пускали палы, не имея умысла целенаправленно поджечь лес (кроме единичных случаев). Так, 9 апреля в Карымском районе был задержан поджигатель, который совершил правонарушение, чтобы в будущем получить деляну для сбора горельника. Но в основном причина пожаров – это палы.

Напомним, что палы в нашем крае, с момента введения режима ЧС запрещены. Кроме контролируемых палов, которые проводятся под надзором специалистов. Как, пример, в Акшинском районе выжег травы производится небольшими квадратами, рядом с которыми дежурят люди, готовые в любой момент потушить огонь. Да, это долгая «песня», может быть именно поэтому «специалисты» из других лесничеств не «заморачиваются» подобными «мелочами», а просто поджигают траву (часто оставляя горящие покрышки) и уезжают восвояси. А дальше, как Бог пошлёт.

– Официально так называемые «контролируемые профилактические выжигания сухой травы» проводит краевое государственное специализированное автономное учреждение «Забайкаллесхоз». Официально публикуемая информация о местах проведения выжиганий очень условна: Министерство природных ресурсов Забайкальского края, которому подчиняется «Забайкаллесхоз», сообщает, и то не ежедневно, лишь о том, в каких лесничествах и на какой площади они проводятся; но установить по этой информации, какие выжигания являются «контролируемыми», а какие – обычными хулиганскими, невозможно. На практике эти выжигания друг от друга не отличаются. Чтобы реально контролируемо выжигать сухую траву на таких площадях, о которых говорится в сообщениях Минприроды Забайкальского края, нужны такие силы, каких у «Забайкаллесхоза» просто нет. Несмотря на тёплую, сухую и ветреную погоду, на федеральный запрет на бесконтрольное выжигание сухой травы и на губернаторское поручение региональному Минсельхозу об обеспечении этого запрета, в Забайкальском крае массово жгут сухую траву – настолько массово, что даже, если собрать все имеющиеся в регионе силы, удержать огонь под контролем будет, в принципе, невозможно, – написал на сайте Алексей Ярошенко.

Это заявление он сделал 25 марта. За это время не изменилось ровным счётом ничего. Как палы пускали, так и продолжают пускать. Однако позиция некоторых чиновников, либо не знающих реального положения дел, либо просто закрывающих глаза на все правонарушения, просто не лезет ни в какие ворота. Так 30 марта министр природных ресурсов края Александр Волков заявил, что «виновниками более 70% природных пожаров в крае являются сами забайкальцы». Вторил ему в тот же самый день и.о. министра сельского хозяйства Забайкальского края Владимир Лоскутников. Он уверял, что на тот момент в крае не зарегистрировано ни одного организованного сельхозпала, все пожоги травы по неосторожности или по халатности устраивает местное население.

А спустя три дня прокуратура Карымского района выявила нарушение в работе «Забайкаллесхоза». Можно сказать, за руку поймало. Ведомство бесконтрольно проводило отжиги вблизи населённых пунктов. При этом у работников Забайкаллесхоза не было средств пожаротушения, они готовились тушить возгорания вениками.

Ситуация похожа на то, как если бы вы вошли к себе в подъезд и застали бы хулигана, расписывающего стены. Вы ловите его за руку и говорите: «Зачем ты это сделал?». А он вам со спокойным лицом заявляет: «Это не я». Вы впадаете в ступор от подобной наглости – ведь только что он был пойман с поличным, но злоумышленник твёрдо стоит на своём, и в итоге вы уже сами начинаете сомневаться в том, а был ли мальчик? Трудно поспорить с тем, что палы устраивает и население в том числе, но бороться с пожарами и самим устраивать неконтролируемые палы, это – как пчёлам бороться против мёда. Хотя бы вы прекратите жечь, имейте совесть!

А между тем, депутат Госдумы от Забайкальского края Николай Говорин стал соавтором законопроекта, увеличивающего штрафы для поджигателей леса до нескольких миллионов рублей. Инициатива крайне привлекательная, однако, поймать злодеев – дело непростое. По словам Александра Волкова, в прошлом году по факту поджогов леса было возбуждено 40 уголовных дел. До суда дошло только одно.

Как закономерный итог начала огненной вакханалии – запрет на посещение леса. Пока до 26 апреля. А дальше будет видно. Но по опыту прошлых лет можно смело сказать, что запрет продержится всё лето. Горели, горим, и, к сожалению, будем гореть. Пока что у населения, что у власть имущих не заработают мозги в нужно направлении. Правда, надежда на это тает день от дня, в то время как число пожаров неуклонно растёт.

Статья опубликована на сайте газеты "Экстра"

КОММЕНТАРИЕВ: 23
Даты по убыванию
  • Даты по убыванию
  • Даты по возрастанию

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Закрыть
Вы отвечаете на комментарий №
captcha Введите число, изображенное на рисунке
Правила комментирования
Время модерации комментариев – с 08:00 до 24:00 (по местному времени). Поступившие в иные часы будут обработаны в начале рабочего дня.
  • 964170
    одна из причин пожаров - отсутствие воспитания. Дети видят реакцию общества на пожары, и многим из них пофиг, что горит. Хоть все сгори. Может, поощрять тех, кто о пожаре и поджигателях сообщит.
    Ответить
    1
    0
  • 963678
    А куда девались 995 миллионов рубчеков? Если ничего не готово...
    Ответить
    1
    0
  • Отзыв автора "Балда" был удален за нарушение правил комментирования
  • 962795
    Какое местное население, я уверен 90% всех палов, которые впоследствии ушли в лес, это забайкаллесхоз. Палы никогда никто не контролирует, просто нечем контролировать, подожгли да поехали гулять. А бывает, что сотрудники сами поджигают, чтобы потом хоть какую то зарплату на тушение пожаров получить. И нету здесь иностранных агентов или лесной мафии, а просто обычная преступная халатность власть держащих.
    Ответить
    5
    1
    • 963682
      Вы правы на 100%. Почему прокуратура, ФСБ и следственные органы закрывают на это глаза... Просто тупо на пожарах зарабатываются, вернее, разбазариваются государевы деньги! Как говорится, "кому война, а кому мать-родна"
      Ответить
  • 962743
    Нет сил смотреть на этот бардак в лесном хозяйстве края. Заврались, а ведь совсем недавно г-н Волков рапортовал о том,что край как никогда готов к тушению пожаров. Министр успокаивает губера, губер успокаивает Москву, а край горит. С 2007 года нескончаемые реформы в лесном хозяйстве, вот и дореформировались. Специалистов разогнали, остались только те кто, смотрит в рот, горе реформаторам. Развал в лесном хозяйстве продолжается!!!!
    Ответить
    8
    1
  • 962649
    Надзорные функции, кстати, за соблюдение Правил противопожарного режима, которыми запрещено выжигание сухой травы, лежат на МЧС. В этом диалоге как-то забыли про них. А объединять усилия давно пора.
    Ответить
    2
    1
    • 963680
      И поэтому МЧС стали штрафовать администрации сельских поселений... И как результат кого штрафуют, вокруг селений палы значительно убавляются... Вот загадка, почему?
      Ответить
  • 962490
    вся статься посвящена следствиям, причина какая?
    Ответить
    4
    2
    • 962763
      Так причина тоже озвучена - палы. Причём которые пускает не только не сознательное население, но и те, кто их тушить должен. А вообще заврались чиновники - пишут, кто у нас всё готово, Москве об этом же отчитываются,а на деле... Вот и ответ почему мы до сих пор горим - народа для тушения не хватает, сами жгут, а деньги федеральные, поди, куда-то на другое дело пошли...
      Ответить
      6
      0
    • 962646
      Кажется, несколько раз упоминается - причина пожаров в том, что люди сами по весне поджигают траву, а лесхозы жгут без должного контроля. Надзорных функций не хватает, чтобы ловить и штрафовать и тех, и этих.
      Ответить
      5
      0
  • 962344
    Нынешняя администрация худшая из всех, которых мы наблюдали последние десять лет. Набрали каких-то непрофессиональных дятлов, шустрых мальчиков без авторитета, без опыта работы. Чего еще от этих клоунов ждать? Говорят что отставка Ждановой не за горами
    Ответить
    21
    0
  • 962274
    1. Длительное время горим! 2. Длительное время заруливает Единая Россия! 3. Столько же жируют вупсень и его коррупционеры, а народ нищает! На лицо деструктивная зависимость.
    Если сменить второй компонент - отлучить крадунов от бюджета, с пожарами будет кому бороться, деньги пустить на развитие экономики и содержание членов сообщества жуликов и воров в учреждениях пенитенциарной системы.
    Ответить
    8
    1
  • 962196
    Очень хорошая статья ,изложено правильно и верно . Действительно,очень сложная ситуация в Забайкалье ,однако руководство Министерство Природных ресурсов в том числе и структурные подразделения,очень многое скрывают и излагают не верную информацию,заблуждая людей о готовности к пожарам . Вы сами все видите наглядно ,как на самом деле обстоят дела. Безграмотные люди .
    Ответить
    20
    0
  • 962133
    Госконтроль не поможет так как служащие в данной сфере люди взяточники. После того как был введен режим чс, проезжал в лес безпрепятсвенно раз 10 ни одного лесничего.
    Ответить
    10
    1
  • 962012
    !Вспышка слева!Вспышка справа!Самолёты!Огонь!)))
    Ответить
    4
    0
  • 961950
    Жечь будут, пока не запретят вывоз леса в Китай! Везде нужен госконтроль, ведь раньше были леспромхозы, плановая экономика так не горели! Остановитесь, сво...очи! Лес везут эшелонами, камазами!
    Ответить
    28
    1
    • 962300
      Вроде лес по конски стали вывозить при ген-не,даже открывали переход Логухэ в Могочинском районе.
      Ответить
      4
      0
    • 961952
      !По диким степям Забайкалья...Степи-это не лес..Никто из них не будет жить в Забайкалье-для поправки и укреплении ихнего здоровья только юга и море!
      Ответить
      17
      0
  • 961641
    А че там на фотке мужик делает?
    Ответить
    2
    0
    • 962009
      Показалось.
      Ответить
      2
      0
    • 961650
      Мужик-то как раз и занимается тушением одного из этих неконтролируемых палов
      Ответить
      3
      1
    • 961646
      инспектор тушит пал на покосе ранцевым огнетушителем.
      А к редакции замечание - откуда взяли фото почему не пишете?
      Ответить
      4
      0
СЕЙЧАС НА ГЛАВНОЙ
Новости -

Матери с грудным ребенком, чей дом пострадал от наводнения, возместят только ущерб за испорченную мебель

 Ксения Сумарокова, жительница аварийного дома: « Вот вода поднималась у нас примерно вот так вот, в комнате там видно дальше будет. Полы у нас ушли полностью, все балки упали, все подмыло подполье. Здесь вот по печке видно, как она поднималась. Вот столько было воды». Наводнение стало для жителей улицы Лазо настоящим концом света. И без того аварийный дом начал крошиться, разваливаться, как вафля. Ксения еле сдерживается, чтобы не расплакаться. Итак жили в бедности, теперь и здесь находиться невозможно. Ксения Сумарокова в одночасье превратилась в бездомную.Дочь- совсем маленькая, в таких условиях легко подцепить любое воспаление. Но ведь дом состарился не из-за стихии. Почему же раньше не принимали мер? На днях специальная комиссия приехала, чтобы подсчитать ущерб жильцов от удара стихии. Но, к удивлению пострадавших, оценила только испорченную   мебель и технику.  Ксения Сумарокова, жительница аварийного дома:« «Перекрыли мы полы, выровняли в комнате стены. Всё утонуло полностью. В комнате вздуло все полы, здесь упали все балки у нас на кухне. Вся помойка была вот здесь, у нас в подполье. Запах стоит неимоверный вообще. Я не знаю, как мне теперь ребёнка сюда везти и где нам жить. Мы скитаемся по друзьям, по знакомым. +01.39. Куда мне вот с ребёнком? Я просто не представляю, что мне теперь делать». В соседних квартирах ситуация не лучше. Из-за сильных дождей на втором этаже крыша полностью протекла.  Светлана Минеева, жительница аварийного дома:«Вот мы ждали, нам эту крышу сделали. Посмотрите, как нам сделали, всё течёт, всё бежит. А скоро осень будет, уже нельзя будет ничего ремонтировать. Они скажут холодно. И за зиму будет снег идти и опять балки будут торчать у нас над головой. Страшно будет ходить». После потопа уровень воды в доме достигал более восьмидесяти сантиметров и все подполья утонули. Вода не пощадила и скромные комнатки– даже кровати и диваны уничтожили ливни.  Светлана Минеева, жительница аварийного дома: « Квартира у нас текла. Мы взяли шифер и переложили в том месте, где текло. А так у нас на диван всё текло. У соседей в соседнем подъезде у них домой льётся всё. Вот сделали крышу, как сделали, я не знаю» . Таких историй- десятки. За каждой- большая боль и полная безнадежность. Эти люди вряд ли пойдут в суд искать правды и помощи властей. Просто подлатают свое жилище и будут жить дальше. Не мечтая о более достойной доле.                                                                                                                                        Анна Спиридонова, Сергей Бумагин.