19 октября, пятница, 10:42
СООБЩИТЬ НОВОСТЬ

Воронкова: защитим врачей – сохраним Забайкалье!

Политика, 12:18, 18 мая
Воронкова: защитим врачей – сохраним Забайкалье!

Забайкальская медицина находится в непростой ситуации – одна история с возможными сокращениями 94 ставок в Петровск-Забайкальской центральной районной больнице о многом говорит. Как отметили в беседах с представителями партии "Родина" жители Петровск-Забайкальского района, у них складывается впечатление, что это был "пробный шар". А потом, в самое ближайшее время, оптимизация здравоохранения продолжится и в других районах края.

Таково мнение простых людей – ветеранов, учителей, бывших железнодорожников, селян и безработных граждан. Как изменить ситуацию? Как вернуть веру забайкальцев в возможность получения доступной и качественной медицинской помощи? Об этом мы побеседовали с Евгенией Евгеньевной Воронковой, врачом-педиатром высшей квалификационной категории, членом партии "Родина".

- Нельзя допустить такого развития ситуации! Как можно говорить о сокращении ставок, если ощущается острый кадровый голод в забайкальской глубинке? И за счёт каких человеческих и финансовых ресурсов власть думаем выполнять Послание Президента России Владимира Путина Федеральному Собранию? В нём глава государства чётко поставил задачу всем, в том числе чиновникам от медицины: средняя продолжительность жизни в стране должна вырасти в ближайшее время до 80 лет и более. Так что проблемы с медицинской помощью касаются каждого. Хотим жить долго и активно, давайте создавать для этого необходимые условия, а не продолжать надоевшие всем реформы, - убеждена Евгения Евгеньевна.

Евгения Воронкова знает, о чём говорит. Окончив знаменитую на всю Сибирь Читинскую государственную медицинскую академию, она четверть века работает по избранной специальности. Через её заботливые руки прошли тысячи маленьких пациентов со всего Забайкальского края, а послужной список Евгении Евгеньевны вызывает уважение. Она работала врачом-неонатологом в родильном доме №1 Читы, врачом-педиатром в Центре восстановительного лечения детей "Феникс", сейчас трудится в "Академии здоровья".

- За начальственными должностями не гналась – мне это было неинтересно, а вот помогать конкретным мальчишкам и девчонкам избавиться от болезней мечтала ещё в школе. Мечта сбылась. Кстати, наша медицинская академия готовит прекрасных специалистов, и меня, к примеру, не раз приглашали работать в клиниках Москвы, Иркутска, Новосибирска, Санкт-Петербурга, а там достаточно высокие требования. Но не поехала, не могу надолго из Читы уезжать. Вот в отпуск или на курсы повышения квалификации ещё могу вырваться, а чтобы насовсем – нет, не смогу. И если бы с медициной в крае всё было хорошо, то и политикой никогда бы не заинтересовалась. Делала бы своё любимое дело и всё, - делится наболевшим Евгения Евгеньевна.

Однако от политики нынче не скрыться за дверями своей квартиры или медицинского кабинета. Как говорится в одном известном выражении, "если ты не занимаешься политикой, то политика займётся тобой". И как могла поступить Евгения Воронкова, у которой дочь и сын пошли по её стопам и тоже стали врачами? Молча ждать "милостей" от начальства или начать заниматься общественными делами?

Врач Воронкова выбрала второй путь. Она успевает и работать, и участвовать в подготовке пакета предложений по оказанию забайкальцам качественной медицинской помощи.

Напомним, что борьба за сохранение и развитие медицинских учреждений в районах Забайкальского края  – один из главных пунктов Народной предвыборной программы Регионального отделения партии "Родина", с которой наши кандидаты пойдут на выборы в Законодательное собрание в сентябре 2018 года. И выполнять эту программу должны новые люди, ранее не находящиеся в числе депутатов, но настоящие профессионалы своего дела. Врач-педиатр Евгения Воронкова из таких: подготовленная, ответственная, мудрая и симпатичная женщина. Так что, защитим врачей – сохраним Забайкалье!

На правах политической рекламы

СЕЙЧАС НА ГЛАВНОЙ
Новости -

Отец Андрея Яковлева: "сыну говорили – уйди, мужик. Завод надо обанкротить!"

Обычный квартира полковника в отставке. Картины, фотографии любимых внуков и сына. Геннадий Петрович Яковлев делится воспоминаниями о сыне – ныне осужденном Андрее, бывшем директоре 88-го ЦАРЗа. Геннадий ЯКОВЛЕВ: «Поступил в два института Томский и наш, политехнический. Ну спросил – папа, мама - где лучше? Нам лучше здесь, ближе, рядом, спокойнее. Закончил, призвали в армию, и он поступил на 88 завод. Лейтенантом, начальником цеха ремонта легковых автомобилей. У меня там знакомые, я тоже служил, полковник в то время еще действующий был. - У вас как военная династия получается. - Ну может быть, не совсем династия, похоже. Я -то медик, а он техник. В авто службе все знакомые были, меня все знали, я всех знал тоже. И сказали – Геннадий Петрович, если не будет работать, мы его отправим в войска служить. И где-то через полгода звонит мне зам. начальника автомобильной службы округа. Полковник Гольдштейн Олег Николаевич. Говорит- Геннадий Петрович, спасибо! Цех ремонта легковых автомобилей впервые за много лет выполнил план, ну мне, конечно, как отцу это приятно было» Затем Андрей Яковлев стал продвигаться по службе – дослужился до начальника завода в 2006 году. Геннадий ЯКОВЛЕВ: «- В каком состоянии был тогда завод? - Завод стоял на коленях. На коленях. Эти 90-е годы прошли, кошмар, что было. Я еще тогда говорил – Андрей, а ты может, зря берешься? Там же кошмар, что творится, он – Пап, ну я все же попробую, чтобы завод встал на ноги» Далее история хорошо известна всем – рост производства, полное погашение долгов, 88 ЦАРЗ становится образцовым предприятием. Об успехах завода под руководством сына у Геннадия Петровича целая подборка газетных статей. Но недавно вместе с этими приятными отцу публикациями, появились другие- об аресте и приговоре. Геннадий ЯКОВЛЕВ: «Появилась такая статья интересная – «Как украсть миллиард». То есть обвинили его, что похитил миллиард, появляется быстренько другая статья. «Украденный миллиард нашелся», тем не менее – следствие. Вот еще «Экстра» - «Пустота на месте завода» На месте завода сегодня и правда пустота. Раньше предприятие было гордостью чиновников края, кормило 350 семей рабочих, внедряло новшества в производство, даже старые покрышки перерабатывались в дизельное топливо. Сейчас – завод стоит, Андрей Яковлев – сидит. Геннадий ЯКОВЛЕВ: «Ему настойчиво предлагали перевестись, в Воронеж предлагали, в Новосибирск, по-моему. И даже предлагали в Москву там в управление. Он сказал: мне жалко это все дело, столько труда, сил затрачено, я буду работать. Ну и даже, я не знаю, был разговор, что – уйди, мужик. Я не знаю кто с кем, но до меня такие разговоры доносились. Я не буду что-то тут придумывать. Уйди, мужик. Завод надо было обанкротить. Кто? Не знаю. Следствие этим не интересовалось. Я вообще поражаюсь следствию, у меня мысль, что наше следствие работает на иностранную разведку. Честное слово, ну парадоксально, конечно, нет конечно, это не так. Но мысль такая приходит. Человек поднял завод, работал – это плохо. Надо закрутить, человек стал поднимать второе – плохо, надо закрутить» «Закрутили» на 18 лет. Это шок для всех – бывших работников, родственников, адвоката и самого Андрея Яковлева. Самая сильное обвинение – 210 статья УК РФ – организация преступной группировки. Геннадий ЯКОВЛЕВ:  «Обвиняют что, якобы эти фирмы работали на финансах 88 завода, а вообще получалось с точностью наоборот, то есть вот эти фирмы они давали заводу – Расскажите зачем нужен был «Лексус»? - Вопрос конечно правильный. Дело в том, что следственные органы тоже обвиняли, вот, мол, куда деньги шли ворованные. Ну я еще раз повторяю – «Лексус» мы купили колхозом, так будем говорить. Чтобы взять ссуду надо что-то закладывать. Конечно, квартиры – у него своей нету, она в ипотеке, нашу закладывать он не мог. Ну нечего больше закладывать, вот этот «Лексус» приобрели. Его закладывали. Вот он стоял, ну как, он ездил на нем, конечно, но он как новый был до конца - Сколько раз закладывали «Лексус»? - Яне знаю точно, может раза два, может три» От мыслей о судьбе сына Геннадия Петровича отвлекает только забота о внуках. И вера в справедливый суд все равно не покидает отца. Геннадий ЯКОВЛЕВ: «Сына, с системой бороться невозможно в наше время особенно. Поэтому, когда было на камеру, вопросы, я ему сказал. Может, это отдать его завод, бог с ним, пусть банкротят, пусть, что хотят делают. Вот я говорил, как он к этому отнесся, как он сказал. Ну, он даже сказал: «Даже если вот это условное оставят, я уже не буду обжаловать, потому что, папа ты прав – с системой бороться невозможно» Вячеслав Бортницкий, Анатолий Мишаков. ЗабТВ.