«Замотаем шланги»: Кто поднимает цену на бензин?

Авто, 08:05, 12 ноября 2018
«Замотаем шланги»: Кто поднимает цену на бензин?
Фото: paulbr75/pixabay.com

Цена топлива в России давно стала предметом шуток со стороны автовладельцев: мол, бензин все равно будет дорожать, что бы ни случилось, как бы не изменялась стоимость нефти, сейчас баррель нефти упал, но цифры на заправках неумолимы. В подорожании россияне обвиняют многих. Но главных подозреваемых, с точки зрения автолюбителей, два: это правительство России, которое никак не может наладить регулирование цен, и крупный сетевой бизнес, который сам продает произведенный бензин. Однако в тени остается главный виновник подорожания бензина. Что же это за структуры – разбирался «ФедералПресс».

Поворчав на цену, автолюбитель сворачивает на заправку, не принадлежащую крупной сети: он уверен, что экономит и «не кормит этих зажравшихся». Но если разобраться, то именно независимые АЗС и являются одними из самых больших выгодополучателей высоких цен на топливо. И именно эти участники рынка не заинтересованы в снижении цен на топливо. Они толкают вверх цены, а низкий контроль за этими структурами позволяет им под видом хорошего бензина продавать суррогат.

Чтобы понять, где у независимых «профит», надо разобраться, как определяется цена на бензин. И от стоимости барреля нефти почти ничего не зависит. Самая большая доля – это акцизы и налоги, которые взимает государство. В цене на бензин АИ-92 налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) занимает более 38 % от стоимости бензина, акцизы – 19,16 %, НДС и прочие налоги – 16,54 %. За три четверти литра (73,8 %) водитель платит государству, а не нефтегазовой компании и не АЗС.

Бензин на АЗС, принадлежащих вертикально интегрированным компаниям (ВИНК), попадает с собственных заводов и складов, на независимые, если они следуют легальным схемам, – через биржу, где ВИНК продают нефть и топливо.

В мае после резкого повышения цен правительство предприняло беспрецедентную меру и заставило зафиксировать цены НПЗ на бирже. Но и после цены продолжили расти. Что же произошло? Ведь крупные компании находятся под приглядом Федеральной антимонопольной службы и не могут повышать цены так, как того требуют рыночные факторы.

«Рост обеспечивают крупные оптовики, которых правительства назвало «спекулянтами» и предложило запретить им участвовать в биржевой торговле», – объясняет Рустам Танкаев, генеральный директор компании «ИнфоТЭК-Терминал».

«На бирже инвестиционно-финансовая компания «Солид», крупнейший брокер, закупает около 30 % нефтепродуктов и перепродает их. По сути, это не запрещено, но это и есть спекулятивные операции, которые формируют ценовой фон в стране», – рассказывает генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин.

Непрозрачная структура биржи позволяет не раскрывать информацию о сделках, чем и пользуются недобросовестные участники рынка. Под прикрытием биржевой торговли они могут осуществлять договорные сделки, увеличивающие количество спекулятивных операций и значительно удлиняющие цепочку посредников, что в результате поднимает цену для конечного потребителя.

И сейчас именно такие компании и покупающие у них топливо «независимые АЗС» и являются катализатором роста в стране. Об этом прямо говорит, например, глава НК «Роснефть» Игорь Сечин. В недавнем интервью радио «Коммерсантъ ФМ» он сказал об этом так: «Независимые сети, действительно, провозглашают, что у них 60 %, на самом деле это не больше 30 %. А 70 % – у вертикально интегрированных компаний. Но эти 30 % как раз и влияют на ценообразование, потому что их поддерживает Федеральная антимонопольная служба. Если мы даем цену ниже, то сразу попадаем на антимонопольное разбирательство».

И сейчас проблема состоит в том, что ВИНКи, регулярно несущие социальную нагрузку, налоговое бремя, разведку-добычу-переработку и прочие сопутствующие расходы, не менее регулярно сталкиваются с сомнительного вида ценовой и продуктовой конкуренцией со стороны независимых и спекулянтов. А у тех и ответственность поменьше, и соцнагрузка минимальная, так как их работа происходит зачастую, как говорится, «всерую».

«Помимо этого, на ценообразование влияют и посредники, которые формируют цену, причем сделки на бирже происходят в интересах только этих компаний», – отмечает Мухин.

Для примера можно взять Приморье: ситуация тут ярче всего, потому что регион удален от большинства НПЗ и центра страны. Тут сложилась парадоксальная ситуация. Так, крупным региональным игроком на рынке является Владимир Чирсков, акционер сети АЗС «Октант», он же является президентом некоммерческой организации «Приморский топливный союз». «Понятно, что в результате такого интересного совмещения должностей этот регионал легко может аккумулировать достаточное количество недовольных в формате союза и направить это недовольство в своих собственных интересах», – подчеркивает Мухин.

С «Приморским топливным союзом» Чирскова тесно связан, как говорят, Юрий Чубко, учредитель ООО «УссурНефтеПродукт», которое управляет достаточно крупной сетью «независимых» АЗС. В регионе рассказывают об очень интересном прошлом руководства этой сети.

«И вот, имея в виду эти самые риски, понятно, что когда такие игроки топливного рынка через «Независимый топливный союз», президентом которого является Павел Баженов, обращаются к президенту РФ с ультиматумом: «Замотаем шланги и устроим всероссийскую забастовку!», надо очень внимательно смотреть, чего же требуют эти господа», – говорит Мухин.

На самом деле требования-то, похоже, очень простые: по возможности оставьте в покое с проверками, сертификацией, акцизами и позвольте бесконтрольно повышать цены для конечных потребителей.

Некоторые из независимых в силу региональной специфики связаны сейчас или были связаны с криминальной средой, для которой АЗС и все виды деятельности вокруг них всегда были одним из основных источников доходов.

«Любопытно, что в Приморском крае указанные частные сети закупают в несколько раз больше, чем могут реализовать. А когда закупаемые объемы настолько превышают потребности – это означает, что мы имеем дело с классическими перекупщиками и спекулянтами, тесно связанными, к тому же, с местными властями», – отмечает Алексей Мухин.

Игорь Сечин говорит об «Октане» так: «У нее формально с десяток заправок, и владелец сети на всех углах кричит о том, что вертикально интегрированные компании душат частный бизнес и так далее, а на самом деле именно он формирует ценообразование в регионе. А объяснить ситуацию можно только одним – коррупция».

А когда закупаемые объемы настолько превышают потребности, это означает, что мы имеем дело с классическими перекупщиками и спекулянтами, тесно связанными, к тому же, с местными властями. С их помощью частные владельцы АЗС пытаются пролоббировать не только снижение оптовых цен, но и производство низкооктанового бензина АИ-80, который ВИНКи давно уже не продают и не производят, чтобы под видом этого топлива продавать свой суррогат. Ведь достаточно получить мелкую партию сертифицированного бензина, чтобы иметь прикрытие для больших партий суррогатного топлива, которое производится на «левых» НПЗ. В Приморье у того же Чубко, например, есть свой маленький заводик с романтичным названием «Голубая звезда».

Ведь что позволяет независимым держать низкие цены? Это в том числе торговля неучтенным бензином, фальсифицированным, некачественным. По оценке экспертов комитета по энергетике Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП), объем контрафактного и суррогатного моторного топлива на российском рынке достигает 60 %. Официальные данные Росстандарта более оптимистичны: доля суррогата на российском рынке сократилась в период с 2009 года по настоящее время с 28 до 11 %. При этом продажи суррогатного топлива выявляются тем же Росстандартом на каждой восьмой АЗС. Минэнерго России в неофициальных беседах говорит, что доля контрафакта составляет около 30 %. В РСПП говорят, что в розничном звене наибольшее число нарушений приходится на небольшие «местные» сети (до пяти АЗС), а также бензовозы, оборудованные под передвижные АЗС. Наиболее распространенное нарушение в мелкооптовой и розничной торговле – фальсификация, когда вместо запрашиваемого топлива на деле вам продадут его более дешевый и менее качественный аналог.

Итак, что же мы имеем? Именно независимые толкают вверх цены на бензин – они не подчиняются ФАС и могут перепродавать топливо, которое им вынуждены продавать по низким ценам вертикально интегрированные компании. При этом независимые, чтобы увеличить свои продажи, не брезгуют торговать суррогатами и контрафактом.

ВИНКи, которые готовы некоторое время даже работать себе в убыток, давно пытаются унифицировать правила игры на розничном топливном рынке, предлагая различные варианты взаимовыгодных условий ведения бизнеса для всех.

Та же «Роснефть» выдвинула целый ряд предложений. Среди них – перенос акцизов с НПЗ на АЗС с дальнейшим перечислением налога в бюджет соответствующих субъектов Российской Федерации, попутное создание качественной системы идентификации производителя топлива, возможность введения механизма плавающих ставок акциза на моторное топливо с обратной зависимостью от изменения котировок на нефть.

«Это, к примеру, должно существенно снизить негативное влияние от изменения мировых котировок на внутренние цены. То есть рынок станет гораздо более прогнозируемым, «прозрачным» и т. д.» – говорит Мухин. Справедливым будет и более равномерное распределение нагрузки на добывающие компании по обеспечению внутреннего рынка – каждая компания может направлять на переработку не менее 17,5 % добываемого сырья. И в идеале должна это делать: добывая 520 млн тонн нефти в год, Россия потребляет 90 млн (это и есть 17,5 %). Выполнив такое условие, компании помогут избежать пресловутого дефицита, это и есть простое решение проблемы.

Но региональные участники рынка начинают банальный шантаж и властей, и своих коллег– ВИНКов, угрожая забастовками, нарушением баланса поступления топлива на рынок и на производства, а это никуда не годится.

Причем этот шантаж проводится на тех площадках – вот где Приморье опять «прорастает», – на которых сегодня идут весьма чувствительные для федеральной власти предвыборные процессы.

«При этом ВИНКи априори – «системные игроки», у них нет противоречий с федеральной властью, да и с региональными властями возможные противоречия, как правило, сводятся на нет», – напоминает Мухин.

И ВИНКи предлагают адекватные меры по снижению цен, вполне себе рыночного, цивилизационного свойства. «Так что было бы странно, если бы федеральная и региональные власти сейчас пошли на поводу у шантажистов, которые опосредованно настаивают именно на повышении цен для конечного потребителя», – говорит политолог Алексей Мухин.

Редакция «ФедералПресс» / Юлия Литвиненко

Важные и оперативные новости в telegram-канале "ZAB.RU"
СЕЙЧАС НА ГЛАВНОЙ
Для кого и куда министр Бочкарев собрался "выгнать деньги?"
Политика -
Для кого и куда министр Бочкарев собрался "выгнать деньги?"

Денис БОЧКАРЁВ министр сельского хозяйства Забайкальского края: «Было подписано распоряжение о выделении Забайкальскому краю 820 миллионов рублей. Эта сумма, которую нам утвердили в полном объёме. Наверное, вы знаете из истории, что всегда, когда происходит ЧС, есть различные опережающие коэффициенты, если их такими можно назвать, которые привязываются к количеству застрахованного имущества. Но в этот раз имел место быть особый случай, когда правительство специальным распоряжением утвердило нам эту сумму».  На момент визита в Забайкалье президента России Владимира Путина, ущерб от степных пожаров составлял миллиард рублей. Агропромышленный комплекс пострадал на 600 миллионов, утраченное жильё оценили в 323 миллиона .   Денис БОЧКАРЁВ министр сельского хозяйства Забайкальского края:  «820 миллионов выделено по двум направлениям. Первое направление – это компенсация за погибший скот и утерянное имущество в результате пожаров. И второе – это восстановление животноводческих стоянок».   На текущий день на счета сельхозпроизводителей перечислено 125 и 7 десятых миллионов рублей. Что касается утерянного скота, все получат компенсацию. Президентом поставлена задача восстановить чабанские стоянки в срок до 15 октября. На строительство одного большого объекта нужно от 45 до 60 дней. Также у пострадавших есть выбор. Обратиться к подрядной организации или заниматься строительством собственноручно.   Денис БОЧКАРЁВ министр сельского хозяйства Забайкальского края:    «Я не могу сказать, что не будет проблем. Проблемы возникают почти каждый день. Во-первых это работа с людьми, второе – это объём. У нас 123 животноводческие стоянки. Это около 540 объектов, которые необходимо построить».   После завершения доклада, представители СМИ смогли задать интересующие их вопросы.   Юлия СЕДЕЛЬНИКОВА корреспондент телеканала ЗабТВ   «Как показывает практика, какие бы программы у нас не существовали на территории края. Всегда огромные вопросы возникают именно к подрядчику, и к качеству их работы?   Денис БОЧКАРЁВ министр сельского хозяйства Забайкальского края:  «Сложный вопрос. Подрядчиков мы выбирали через минтер, потом главы муниципальных районов исходили из их опыта работы. Как они работали. Поэтому порядком предусмотрено, что мы будем выплачивать им денежные средства не все сразу. Сначала аванс в размере 30%, и последующие по мере выполнения работ».   В муниципалитеты будут выезжать специалисты министерства, чтобы помочь людям на местах.   Денис БОЧКАРЁВ министр сельского хозяйства Забайкальского края:  «Наша самая главная задача восстановить животноводческие помещения до зимы. Восстановить административно – бытовые постройки, до зимы. Где люди как раз иногда вахтовым методом ночуют, а иногда их живут. Самая главная задача если исходить из цифр. До следующей пятницы заключить со всеми соглашения договора подряда и выгнать деньги».  Юлия Седельникова, Николай Шунков, ЗабТВ

Жители дома по Богомягкова 4, считают директора своей управляющей компании барином
Общество -
Жители дома по Богомягкова 4, считают директора своей управляющей компании барином

Ремонт подъездов дома на улице Богомягкова, который так ждали, пришлось остановить. Работы остановили сами жители.  Татьяна ФИЛИППОВА, житель дома ул. Богомягкова, 4: «Идут дальше по лестнице и дальше начинают снимать, штукатурку, которая отвалилась вот здесь сапожок, который отстает в три слоя уже, в три слоя краска и стоит коробом. Я это все снимаю, на следующий день, барышни опять приходят, замазывают то что я им сняла, подготовила, рабочие места и удаляются, ну на третий день у меня уже терпенье лопнуло. Я просто на просто написала заявление на имя Федорко – ремонт прекращаем, выходим из подъезда и проводим влажную уборку»  Побелка поверх лохмотьев грязи. Отделочные работы прямо на отваливающейся штукатурке. Грязно-зеленый цвет краски вместо обещанного модного оттенка «Киви». Жители возмущены таким «профессионализмом».  «Где стоят эти метки, это штукатурка отстает от основания  - вот это получается?  - Она отстает, штукатурка  - Она отстает. Вспухло»  «Несмотря на то, что отваливается просто по верху начали  - да-да  - Даже вот когда белили его – оттирается, просто сплошняком все  - Забелили сверху?  -Конечно, вот светильник, он не светит даже»  Жители домов, обслуживание которых проводит Служба Заказчика, мечта для любой добросовестной управляющей компании. Платят исправно, заботятся о сохранении того что есть, а еще очень инициативны. Только вот чувствуют себя почему-то подневольными крепостными.   «Если считать по двору со 100% собираемостью за три года наш двор заплатил ООО «Служба заказчика» у нас получается 5 миллионов. Вот у меня возникает вопрос почему господин Федорко, вся его позиция по отношению к нам, к нашему двору, конкретно ко всем жителям, которые бесконечно ходят, пишут во все инстанции, его позиция – он ведет себя не как наемный менеджер, он ведет себя как владелец доходного дома, разрешающий жить населению и при этом обязанному вносить плату»  Откровенная халтурщина вместо ремонта подъезда- только одна проблема. Вторая - помойка. Ею пользуются не только местные жители, но и работники магазинов – потому здесь можно найти лотки со сгнившими фруктами и овощами, коробки от обуви, упаковочный картон.   «В этом году мы горели уже два раза, два раза вызывали МЧС, пожарную охрану дело в том, что вот в десяти метрах от этой мусорки находится газгольдер и в связи с нашими природными условиями – ветрами и так далее, выносом какого-нибудь горящего картонного ящика туда, ну описывать что может произойти, в общем-то бесполезно»  На тему помойки тоже есть переписка с надзорными органами, перед каждой проверкой свалку, как по мановению властного перста, полностью убирают и даже моют асфальт. Без обращений жителей все снова гниет и горит.   «То есть вы получается терпите чужой мусор, платите за него, горите, боитесь, а управляющая не реагирует, надзорные органы отписываются  - я все правильно понимаю?  - правильно, ну наверно надо позвать нашего исполняющего обязанности губернатора Осипова Александра Михайловича, после того как он приезжает может хоть что-то и и сдвинется, так что Александр Михайлович, мы вас ждем на нашей помойке в центре города в квадрате улиц Богомягкова и Ленина, возле магазина Юбилейный, пожалуйста приезжайте, посмотрите, как работает наша управляющая компания»  Обращение жителей дома Богомягкова 4 далеко не первая жалоба от населения на ООО Служба Заказчика и конкретно на самого Сергея Федорко. Управленец, если верить его секретарю, ведет активную деятельность, в офисе не поймать – обеды, встречи, выезды. Остается надеяться, что Сергей Анатольевич смотрит новости и узнает о проблемах жителей, которые обеспечивают ему заработную плату.  Вячеслав Бортницкий, Ирина Петрова. ЗабТВ