Ювелирных дел мастерица

Екатерина Бронникова / Ручная работа, 09:01, 8 марта 2016
Ювелирных дел мастерица
Ольга Гнездилова в процессе работы над очередным шедевром

В руках огранщицы Ольги Гнездиловой турмалин, алмаз, аквамарин и даже простое стекло «оживают». Под свист полировочного круга матовая поверхность граней-«черновиков» пишется набело. Пройдет несколько часов, а может несколько минут, и гадкий утенок превратится в лебедя.

Я в огранщики пойду

Родом я из Братска. Огранщицей захотела стать еще в школе. В восьмом классе увидела объявление в газете о том, что училище при смоленском ювелирном заводе «Кристалл» набирает учеников-огранщиков. И все - другой уже я свою будущую профессию не видела. Родители, естественно, не приняли моего выбора. После десятого класса мама настояла, чтобы их дочь связала свою жизнь с медициной. Послушалась, но обучаться там не стала - бросила и пошла учиться мастерству огранки камней, - начала рассказ о себе Ольга, показывая только что законченную работу - ограненный раухтопаз.

Сказать «красиво», значит не сказать ничего - слова теряются где-то на выдохе. Наверное, в камнях есть какая-то магия, ведь недаром на протяжении тысячелетий они остаются мерилом красоты, царственности и богатства.

- Правда, красиво? Главное, огранщику нужно обладать отличным зрением и иметь образное мышление, богатое пространственное воображение, иначе мастера своего дела из него не получится. Одно, когда знаешь технологию работы с камнем, другое, когда видишь конечный результат. А камни стали интересны для меня тем, что если отрезать от минерала все лишнее, он будет сверкать, - с улыбкой делится секретами своей профессии собеседница.

В училище юным огранщикам дали всего один день для ознакомления с каверзами будущей профессии. После чего посадили за станки, дали в руки алмазы и стали показывать как из «утенка» получается «лебедь». После ПТУ были три года опыта на смоленском «Кристалле», замужество, переезд в Забайкалье. А дальше свое мастерство девушка оттачивала уже технологом на одноименном читинском ювелирном заводе - «Кристалл». Там работали только с бриллиантами. Оказывается, алмазы весьма привередливые «товарищи».

- Кристаллическая решетка алмаза такова, что если камень распилить неправильно, то в дальнейшем можно довольно долго искать направление для шлифовки - час, полтора. Или все грани поддаются огранке, а одна нет. Сложности возникают, когда попадается алмаз в алмаз вросший. В природе это обычный камень. Начинаешь работать с ним, и он в ответ начинает сверкать, - откровенничает обаятельная огранщица.


Для бриллиантов существует твердый мировой стандарт - им ни рисунок, ни угол расположения граней менять нельзя


Самоцветы дают больше простора для полета фантазии огранщика.

В россыпях самоцветов

Весь калейдоскоп самоцветов сложно представить - турмалины, аквамарины, топазы, бериллы, хромдиопсиды, данбуриты… На вопрос о том, с каким

камнем нравится работать больше всего, Ольга ответила, что нет «любимчика» - в каждом камне есть что-то свое особенное и интересное.

- Приносят мне наши, забайкальские, турмалины и бериллы. У последнего угол наклона граней должен быть не менее 43 градусов, а у турмалина - не менее 40 градусов. Если сделаешь меньше - он не будет светиться и переливаться. Больше можно, меньше нельзя.

У хромдиопсида своя «фишка». Этот минерал Гнездилова называет слоеным пирогом - что-то пошло не так в работе, и камешек начинает крошиться подобно лепесткам кондитерской «слойки». Поэтому их ставят только в парадные вещи - копать картошку, делать ремонт в ювелирных изделиях с этим самоцветом мастера-огранщики не советуют. Только так, на светском рауте да перед камерой пофорсить.

- Ограненный данбурит способен удивлять радужной игрою своих граней. Такую игру дает только бриллиант и фианит, - откровенничает Оля.

Действительно, камень размером с пузатенькую тыквенную семечку, подставив свои «бока» свету, начинает переливаться цветами радуги. Рядом по соседству в маленькой коробочке готовые работы из упомянутого выше хромдиоп­си­да. Пусть и вредноватый, со слов огранщицы, камень, но очень красивый. В теплую, завораживающую зелень этого полудрагоценного самоцвета хочется окунуться с головой.

Как ее руки создают шедевры

В мастерской единственной на просторах от Байкала до Дальнего Востока огранщицы есть на что посмотреть - блеклые и грубые самородки, мутноватые после грубой огранки «заготовки». А готовые самоцветы, бьющие глаз чистотой своих граней, совсем скоро приобретут уже ювелирную ценность - после того как над ними прищурится геммолог, или оценщик камней. На столах баночки, коробочки с пастами для полировки, клей, множество инструментов. Тяжелые станки вызывают удивление - как за ними может работать женщина? Однако может! И еще как! Только что увиденная застывшая в камне красота подтверждает, что Ольге Гнездиловой покорились все без исключения минералы.

Работа над любым камнем начинается с того самого представления образа готового изделия.

- Чаще форму минерала, полученного после огранки, стараемся не загадывать.


Камень имеет вес, а вес - это деньги


Заказчики иногда просят сделать круглый камешек, а мы советуем посмотреть на минерал по-другому и огранить квадратом, каплей или триллионом, чтобы сохранить караты. А работа начинается с грубой обработки сырья, - рассказывает собеседница.

В процессе первого этапа от камня-сырца отсекается все лишнее. Здесь на помощь огранщику приходят алмазные пилы и алмазные планшайбы. Однако опытный глаз уже способен увидеть, что из него родится в итоге. Затем следует подшлифовка. После нее можно наблюдать матовые грани на будущем изделии. Далее полученная заготовка приклеивается на специальную оправку, затем мастер приступает к полировке, которая имеет немало нюансов. Например, для бриллиантов норма 3000 оборотов полировочного диска в минуту, для самоцветов - 1000-1500.

- Трение раскаляет камни докрасна. Для самоцветов это недопустимо - они просто лопнут.

Полировочные круги справляются со своей миссией на «ура» только в том случае, если перед священнодейством мастер-огранщик покрыл их пастой из алмазного порошка на жировой основе. Повинуясь рукам ювелира, крохотный изумруд в форме пирамидки, закрепленный в ограночное приспособление с ласковым названием «малютка», опускает свою пока еще мутную грань на набирающий обороты круг. Несколько секунд и вуаля - бок драгоценного камня засветился, заблестел. И так грань за гранью.

- На огранку одного минерала можно потратить несколько минут, а с другим просидеть несколько часов. Однажды принесли мне на реставрацию александрит. Женщина уронила кольцо на кафель, и середина камня откололась, а там огранка верха как медовые соты. Чтобы его огранить, требовалось специальное приспособление, которого у меня не было. Ну, что делать? Взялась за дело: посижу, поработаю, отложу, успокоюсь и снова «в бой». Но ничего, собрала… за пять часов. Конечный результат минимизирует усталость.

Ольга рассказывает, а глаза светятся, как тот ограненный перед моим приходом раухтопаз. В один из подобных часов работы родилась «зимняя роза» - огранка камней, автором которой стала моя собеседница.

- Принесли мне копию книги по огранке камней. Там рисунков очень много. Одну огранку повторила, другую, третью. Сидишь и пробуешь новое: «А если одну грань переставить туда, а если туда. Вот так и появилась «зимняя роза».

Через пару минут на мою ладонь лег ограненный в «зимнюю розу» данбурит. Освобожденный от пластика упаковки камень, словно живой, мягким теплом согревает кожу. Наверное, ничего удивительного в этом нет, ведь в нем Ольга Гнездилова оставила частичку себя и своей теперь уже сбывшейся мечты.

Екатерина Бронникова

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Закрыть
Вы отвечаете на комментарий №
captcha Введите число, изображенное на рисунке
СЕЙЧАС НА ГЛАВНОЙ
Никита ALEKSEEV: «Пьяное солнце» выбрало меня
Общество -
Никита ALEKSEEV: «Пьяное солнце» выбрало меня

Песня, изменившая жизнь. Именно так говорит о «Пьяном солнце» исполнитель хита Никита Алексеев. Она вознесла его на вершины всех хит-парадов, она же, в свое время, разрушила его личную жизнь. Вообще о делах сердечных Никита говорить не любит. Свободно ли его сердце, сейчас остается только гадать. Солнце выбрало меня, говорит Алексеев, ведь не зря песня, предназначенная совсем другому исполнителю, досталась начинающей звезде.   Никита Alekseev:  « Сначала она предназначалась для другого человека, но потом так получилось, и она досталась мне. Я благодарен звездам и солнцу, за то, что оно выбрало меня. Знаете, есть хорошие песни, а есть песни, которые вершат судьбу. Вот эта песня подарила мне билет на большую сцену. Работа, которая должна была сыграть очень важную роль в чьей-то жизни, потому что песня невероятно сильная. Так случилось, что я стал тем человеком, которому она помогла».  Эту и многие другие композиции Алексеев привез в столицу Забайкалья. Выступление здесь – особенное, признается певец, ведь Чита – его родной город, поэтому на концерт придут не только фанаты, но и члены его семьи.  Никита Alekseev:  «Если честно, я совершенно не помню Читу, я был совсем маленький. Я уехал отсюда, когда мне было 3 года.  Здесь живут члены моей семьи – тетя, племянница, двоюродный брат. Сегодня все они будут на моем концерте. Это особенный вечер для меня, я очень рад вернуться сюда. Я в предвкушении чего-то настоящего, чего-то домашнего».  И если в Чите Алексеев, буквально, как дома, то в других городах его ждет работа. Так, в Лос-Анджелесе Никита не только снял клип на свою новую песню «Чувствую душой», где он предстает в образе Дориана Грэя, но и успел познакомиться со своим кумиром.  Никита Alekseev:  « Я там встретил своего кумира, Энтони Киддиса – солиста группы «Red Hot Chili Peppers». Я когда-то даже играл в кавер-группе, где мы исполняли все песни авторства этого исполнителя и композитора. Клип получился очень теплый. Это история о Дориане Грее. Мне было очень интересно примерить на себя маску этого литературного героя».  Эту и многие другие песни читинский зритель уже услышал, а дальше Алексеева уже ждут в Беларуси, Турции, Азербайджане, Латвии, Польше и на Дальнем Востоке.  Полина Харченко, Сергей Мозер Видео YouTude \ ALEKSEEV