27 апреля, пятница, 17:33
СООБЩИТЬ НОВОСТЬ

Дым Отечества

Ирина Баринова / Чита историческая, 12:00, 9 марта 2016
Дым Отечества

Читинцы знают: чем раньше весна, тем сильнее пожары. И хотя власть рапортует, что до 30 марта для мониторинга пожароопасных ситуации в Читинском районе и вблизи Читы будут установлены восемь обзорных видеокамер с радиусом действия до 35 километров, весну горожане ждут с тревогой.

А как тушили лесные пожары в старой Чите?

С ушатами и вилами

Забайкальская тайга горела из года в год столетиями, и леса вокруг Читы – не исключение. В 1860 году на общем собрании горожан (а жило тогда в Чите около полутора тысяч человек) было решено приобрести на средства домовладельцев паровую пожарную машину с поршневым насосом, две бочки, крюк и дроги. Пожарную команду, которой руководил полицмейстер, составили из самих жителей, вменив в обязанность тушить пожары и в городе, и в окрестных лесах.

Но кроме постоянных команд, готовых сразу выехать к месту пожара, были и «вольные», которые собирались только в случае пожара, неся «пожарную повинность». Так что в дореволюционной Чите лесные пожары тушили, что называется, «всем миром»: закон разрешал привлекать к борьбе с огнём окрестное население в радиусе до 25 вёрст. И народ сбегался с вёдрами, ушатами, топорами и вилами.

Нормы, регламентирующие порядок тушения пожаров в лесах, требовали являть­ся по первому призыву всех граждан - крестьян, промышленников, их работников, детей и беременных женщин, а также лесных чиновников, которые имели право заставить обывателей окапывать рвами или каналами место пожара, чтобы огонь не распространялся дальше.

Дореволюционное законодательство пре­дусматривало «ответственность за нарушение правил предосторожности от огня в лесу, неявку на тушение пожара, а также за самовольное ос­тавление места пожара».

С фонарём, свистком и колоколом

В 1896 году в состав читинской команды входили 12 сотрудников, в том числе унтер-брандмейстер, а оборудование состояло из четырёх пожарных труб-насосов, устанавливаемых на конных обозах, двух ломов, девяти крюков на верёвках, семи бочек и 15 топоров. В обозе было 16 лошадей.

Первая пожарная каланча с возвышающимся над ней сигнальным флагштоком была построена недалеко от вокзала. На верхушке каланчи – самого высокого здания в городе, откуда он полностью обозревался, была устроена круглая площадка, на которой дежурил дозорный – вышковой. Он смотрел, не покажется ли в какой-то стороне чёрный дым или языки пламени. И если такое случалось, поднимал сигнальный флаг или бил в набат, причём, пожарные и церковные колокола звонили одновременно.

Интересно, что жёны пожарных несли службу наравне с мужьями. В 1893 году читинский полицмейстер отмечал в отчётах, что по тревоге выезжали две бочки воды, багровый ход, затем с вышки сходил дежурный, запрягал лошадей и вез третью бочку воды. В это время на каланче его подменяла жена и продолжала вести наблюдение.

На месте лошади выпрягались и с теми же конюхами следовали за четвёртой и пятой бочками. Две запасные машины устанавливались уже полицейской командой или санитарными объездчиками. Всего на пожар выезжало, кроме двух запасных машин, восемь экипажей.

Выезд старой пожарной части на пожар навсегда запоминался всем, кто это видел. Невероятный грохот и звон, звуки рожка, все в мыле громадные храпящие кони, красные, сверкающие медью повозки, клубы дыма с искрами из паровой машины, блестящие медные каски пожарных и никелированные каски пожарных офицеров - всё это складывалось в весьма впечатляющую картину.

Служители пожарной охраны до мая 1904 года получали по 25 рублей в месяц. Это был очень низкий заработок для людей столь трудной и опасной профессии, что приводило к постоянным увольнениям пожарных.

К 1901 году старая каланча обветшала и грозила рухнуть, поэтому городская власть решила строить каменное здание полиции и пожарной части. Это красивое двухэтажное здание, облицованное красным кирпичом, было возведено на углу улиц Уссурийской (им. Чкалова) и Иркутской (им. П. Осипенко) за счёт пожертвований.

Памятник истории и архитектуры «Полицейское и пожарное управление», ул. Чкалова,116

На углу здания - высокая башня для смотрового, на башне площадка и высокий шпиль. В сентябре 1903 года в помещение переехала пожарная команда. Смотровой на башне был снабжен фонарём, свистком и колоколом.

Более четверти века брандмейстером, то есть начальником первой городской пожарной части Читы, был Кузьма Тарасов, бывалый артиллерист, прошедший фронт русско-японской войны и награждённый большой серебряной медалью «За храбрость».

Дыша копотью и сажей

Охраной лесов занимались лесники или объездчики. Лесник следил за состоянием своего участка, владел ситуацией, потому что сам жил в этих местах. Он знал каждый куст. Если видел, что кто-то выжигает траву, виновника в случае пожара мог найти в два счета. А уж если пожар возникал, был первым человеком, который вовремя сообщал пожарным и помогал им. Потому что он, как никто другой, знал, как быстрее подъехать к месту возгорания.

К охране пригородных лесов от палов и пожаров привлекался и постоянный объездчик, состоящий на службе при городской управе. В случае лесных пожаров он должен прийти на помощь лесному объездчику.

Таким объездчиком в советское время в районном земельном отделе служил дед моего свёкра (по материнской линии) Нил Дмитриевич Титов. 17 мая 1938 года 62-летнего Нила Дмитриевича, в семье которого было три дочери и сын, арестовали. За что? Сегодня можно только гадать. В деле ничего определенного нет. Жене, Елизавете Фёдоровне, тогда сказали лишь одно: «10 лет без права переписки». Она ждала. Лишь в 1956 году её вызвали в органы и вручили справку о реабилитации мужа, сообщив, что он умер, немного не дожив до освобождения. И только недавно стало известно, что приговор по печально известной 58-й статье (пункт 10 означал то, что кого-то он покритиковал, и на него написали донос, а может за то, что был он из «поповской» семьи) ему был вынесен Тройкой УНКВД по Читинской области 8 июня 1938 года, а уже 9 июля того же года его расстреляли.

В конце того страшного для семьи лета 1938 года дед моего мужа - молодой офицер военный летчик Анатолий Васильевич Баринов - получил выговор с занесением в учётную партийную карточку за «потерю политической бдительности»: не сумел разглядеть врага народа в собственной семье. Это был первый «звонок», уже скоро можно было ожидать его ареста. К счастью, ситуация в стране, как известно, именно в это время изменилась. Ежовщине пришёл конец, начали сворачивать репрессии и в армии. Неумолимо приближалась вторая мировая война: ни Елизавета Фёдоровна, ни её дочка (бабушка моего мужа) до этой правды так и не дожили…

Жетоны лесника и объездчика

Но вернёмся к лесным пожарам, которые оставались настоящим бедствием. 13 апреля 1889 года читинский окружной исправник доносил о страшном пожаре в районе Татауровской и Николаевской волости. Несмотря на все меры, принятыми пожарными, полицией и местными жителями, потушить его не удавалось. «Вследствие летних засух и бесснежий настолько просохла земля, что горит на два и даже более аршин вглубь», - доносил исправник. Пожары не прекращались всю зиму, и проведённые канавы нисколько не помогали, так как при малейшем ветре искры переносились через канавы и пожар начинался вновь. Выбившиеся из сил крестьяне, бросили пожар на произвол судьбы.

Читинцы считали виновниками пожаров бродяг, переселенцев, охотников, дровосеков, хозяев сенокосных участков, хунхузов, наконец, паровозы и очень редко себя, хотя все ежегодно выжигали старую траву.

А как иначе? По сибирским меркам лес был ничей, самое большее – «божий», что совершенно развязывало руки: если Бог вырастил раз, вырастит и другой. Поэтому палы, перерастающие в лесные пожары, продолжали гулять близ Читы, а леса быстро сокращались.

Пожарные лошади

Отступающими каппелевцами было уведено 35 лошадей у пожарной команды. Городской управе удалось приобрести до настоящего времени только 8 вполне пригодных лошадей, для покупки же недостающих лошадей возбуждено ходатайство перед минвнудел о выдаче 8000 рублей валютой.

«Дальне-Восточная Республика», №10, 16 января 1921 г.

Шли годы. Приход к власти Советов ситуации особо не поменял, и местные газеты продолжали извещать:

Лес горит

Приближается лето, и вновь начинает гореть наш лес. На сопке, за озером Угданом, пожаром охвачена уже значительная часть леса. Наблюдается истребление леса огнем за рекой Ингодой. Необходимо принять срочные меры к ликвидации и предупреждению лесных пожаров.

«Забайкальский рабочий», №89, 18 апреля 1925 г.

…Скоро весна. И, видимо, вместо запахов просыпающейся земли ветер вновь понесёт в Читу «дым Отечества».

Кстати

Если в начале  XX века на душу населения земного шара приходилось 3 га, то теперь на каждого жителя планеты приходится менее 0,9 га лесов.

В России численность государственной лесной охраны составляет 18,8 тыс. человек на 1,18 млрд га лесов. Для сравнения: в Белоруссии численность штата лесной охраны составляет 19 тыс. человек при площади менее 8 млн га.

При сильном пожаре, приведшем к гибели взрослых деревьев, лиственные леса восстанавливается не менее чем за 50 лет, а хвойные за 100 лет.

(По материалом доктора исторических наук В.Черных, «Энциклопедии Забайкалья. Чита», ГУ МЧС России по Забайкальскому краю и читинских газет начала XX века)

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Закрыть
Вы отвечаете на комментарий №
captcha Введите число, изображенное на рисунке
Правила комментирования
СЕЙЧАС НА ГЛАВНОЙ
Опознавательный медальон – паспорт смерти
Общество -
Опознавательный медальон – паспорт смерти

В селе Нижний Ильдикан проводили в последний путь и почтили память погибшего советского воина – Димова Егора Ивановича, защищавшего Родину в годы Великой Отечественной войны. В ходе поисковых работ осенью 2017 года на местах боевых действий в районе бывшей деревни Софронково Новгородской области были обнаружены останки военнослужащего. При нём находился смертный медальон Егора Димова, 1920 года рождения, воинское звание – красноармеец.  Светлана РАЗДОБРЕЕВА внучка красноармейца Егора Димова: «Папа мне всегда рассказывал, что у него был родной отец, который погиб на фронте, он его не знал. Ну, как не знал, папа родился, его отец ушёл на фронт. И всегда он хотел узнать, где он захороненный, всегда думал, что захоронен в братской могиле. У нас такого даже в мыслях не было, что он наш дед, находится на поверхности земли, он был не захороненный, его нашли сейчас, он был не захороненный. На поверхности земли нашли. Каждый человек должен возвращаться домой, что он сегодня возвращается наконец-то на свою родную Землю, это большое событие, радость. Вот я сегодня плачу, это, наверное, неправильно говорить на похоронах, что слёзы счастья, но у меня слёзы счастья, что сегодня мой дед наконец-то возвращается домой».  На торжественный митинг, посвящённый захоронению останков красноармейца, собрались представители Правительства Забайкальского края, администрации Балейского района, военного комиссариата, родственники погибшего и жители села Нижний Ильдикан.  Сергей ГАЛЬЧЕНКО глава Балейского района:  «Для Балея это уникальное событие, таких событий не было, чтобы именно с поля фронта, где человек погиб, был возвращён на нашу родную землю. И селу в этом году 241 год исполняется. И также те процедуры, которые сейчас проходят в храме – отпевание, то есть человек он православный, у нас храму в этом селе больше 100 лет. И я хочу сказать, что для нас это очень значимое и важное событие».  Николай ЧЕРЕНЦОВ, помощник военного комиссара Забайкальского края по работе с ветеранами:  «В военный комиссариат Забайкальского края постоянно обращаются поисковики. Когда проводят раскопки и находят останки воинов, которые остались на полях сражений, находят по медальонам, есть записи, откуда он призывался, откуда он родом. По надписям на ложках, на котелках, хотя бы что-то. И когда, например, приходит к нам такое обращение, мы уже начинаем искать по всем комиссариатам районов, мы начинаем писать запрос в Центральный архив министерства обороны, чтобы найти, откуда он призывался, наш он земляк или нет».  Советский воин – Егор Димов – вернулся домой не той победной весной 45 года, а только сейчас. Теперь он погребён в своём родном селе, на местном кладбище. Что оставила нам война, о которой вспоминают с содроганием сердца? Она оставила неподдельную человеческую боль, которая не станет слабее даже спустя десятилетия. Каждую семью затронула Великая Отечественная, и из поколения в поколение будут передаваться рассказы о том, что пришлось пережить нашим бабушкам и дедушкам. Юлия Седельникова, Николай Шунков, ЗабТВ

Частные сады Читы для мам-одиночек установят пониженную цену
Общество -
Частные сады Читы для мам-одиночек установят пониженную цену

 Проблема нехватки мест в детских садах Читы не исчезает. Хотя она поднималась даже на общероссийском уровне. В сад, по данным уполномоченного по правам ребенка Ивана Катанаева, сегодня не могут попасть почти 4 тысячи детей от 3 до 7 лет. В возрасте до трех лет – пять тысяч. Неоднократно в редакцию телеканала обращались жители города и районов края, уверенные в том, что комплектация садов происходит «по блату». Много жалоб поступает в прокуратуры разных уровней. Однако, «счастливчиков» выбирает не специалист комитета образования, а умная компьютерная программа. Наталья Эпова, помощник прокурора прокуратуры Читинского района: «Данные списки сформированы именно этой, электронной системой. Никакой человеческий фактор не замешан. Списки сформированы в соответствии с датой внесения заявления. Вплоть до соответствия времени, когда родители подавали эти заявления».  Сложная ситуация с нехваткой мест в государственных садах дала возможность предпринимателям Читы открыть собственное дело. Как грибы, выросли всевозможные группы пребывания детей, развивающие центры полного дня, частные детские сады. Сюда привести своего малыша можно, даже если ему едва исполнился годик. Здесь и уход почти домашний и разнообразное меню. На группу из 17-ти детей есть один воспитатель и два его помощника. Правда, и стоимость частного детского сада в пять, а иногда и десять раз больше, чем цена муниципального.  Ольга Булдыгерова, директор частного детского сада:  «В муниципальном саду большее количество детей. У нас ребятишек гораздо меньше. То есть больше времени будет им уделяться. Больше индивидуальных занятий. Стараемся максимум внимания уделить именно развитию тех, кто не может попасть в муниципальный сад. Пока существует такая проблема. Это для такого возраста- навыки самообслуживания. Должны самостоятельно кушать, обслуживать себя. Поэтому, когда наши дети идут в муниципальные сады, они все уже имеют». Не все частные сады встали на дорогу чистой коммерции. Ольга Булдыгерова рассказывает, что в ее группе скоро появятся места для детей мам-одиночек. Они будут платить тут цену, которую смогут «потянуть». Отметим, что о нуждающихся родителях власти Забайкальского края так не позаботились. Мамы- одиночки не являются льготной категорией граждан и их дети попадают в государственный сад на общих основаниях.                                                                                                                                                                                            Дарья Юринская, Евгений Погорелый.