Дым Отечества

Ирина Баринова / Чита историческая, 12:00, 9 марта 2016
Дым Отечества

Читинцы знают: чем раньше весна, тем сильнее пожары. И хотя власть рапортует, что до 30 марта для мониторинга пожароопасных ситуации в Читинском районе и вблизи Читы будут установлены восемь обзорных видеокамер с радиусом действия до 35 километров, весну горожане ждут с тревогой.

А как тушили лесные пожары в старой Чите?

С ушатами и вилами

Забайкальская тайга горела из года в год столетиями, и леса вокруг Читы – не исключение. В 1860 году на общем собрании горожан (а жило тогда в Чите около полутора тысяч человек) было решено приобрести на средства домовладельцев паровую пожарную машину с поршневым насосом, две бочки, крюк и дроги. Пожарную команду, которой руководил полицмейстер, составили из самих жителей, вменив в обязанность тушить пожары и в городе, и в окрестных лесах.

Но кроме постоянных команд, готовых сразу выехать к месту пожара, были и «вольные», которые собирались только в случае пожара, неся «пожарную повинность». Так что в дореволюционной Чите лесные пожары тушили, что называется, «всем миром»: закон разрешал привлекать к борьбе с огнём окрестное население в радиусе до 25 вёрст. И народ сбегался с вёдрами, ушатами, топорами и вилами.

Нормы, регламентирующие порядок тушения пожаров в лесах, требовали являть­ся по первому призыву всех граждан - крестьян, промышленников, их работников, детей и беременных женщин, а также лесных чиновников, которые имели право заставить обывателей окапывать рвами или каналами место пожара, чтобы огонь не распространялся дальше.

Дореволюционное законодательство пре­дусматривало «ответственность за нарушение правил предосторожности от огня в лесу, неявку на тушение пожара, а также за самовольное ос­тавление места пожара».

С фонарём, свистком и колоколом

В 1896 году в состав читинской команды входили 12 сотрудников, в том числе унтер-брандмейстер, а оборудование состояло из четырёх пожарных труб-насосов, устанавливаемых на конных обозах, двух ломов, девяти крюков на верёвках, семи бочек и 15 топоров. В обозе было 16 лошадей.

Первая пожарная каланча с возвышающимся над ней сигнальным флагштоком была построена недалеко от вокзала. На верхушке каланчи – самого высокого здания в городе, откуда он полностью обозревался, была устроена круглая площадка, на которой дежурил дозорный – вышковой. Он смотрел, не покажется ли в какой-то стороне чёрный дым или языки пламени. И если такое случалось, поднимал сигнальный флаг или бил в набат, причём, пожарные и церковные колокола звонили одновременно.

Интересно, что жёны пожарных несли службу наравне с мужьями. В 1893 году читинский полицмейстер отмечал в отчётах, что по тревоге выезжали две бочки воды, багровый ход, затем с вышки сходил дежурный, запрягал лошадей и вез третью бочку воды. В это время на каланче его подменяла жена и продолжала вести наблюдение.

На месте лошади выпрягались и с теми же конюхами следовали за четвёртой и пятой бочками. Две запасные машины устанавливались уже полицейской командой или санитарными объездчиками. Всего на пожар выезжало, кроме двух запасных машин, восемь экипажей.

Выезд старой пожарной части на пожар навсегда запоминался всем, кто это видел. Невероятный грохот и звон, звуки рожка, все в мыле громадные храпящие кони, красные, сверкающие медью повозки, клубы дыма с искрами из паровой машины, блестящие медные каски пожарных и никелированные каски пожарных офицеров - всё это складывалось в весьма впечатляющую картину.

Служители пожарной охраны до мая 1904 года получали по 25 рублей в месяц. Это был очень низкий заработок для людей столь трудной и опасной профессии, что приводило к постоянным увольнениям пожарных.

К 1901 году старая каланча обветшала и грозила рухнуть, поэтому городская власть решила строить каменное здание полиции и пожарной части. Это красивое двухэтажное здание, облицованное красным кирпичом, было возведено на углу улиц Уссурийской (им. Чкалова) и Иркутской (им. П. Осипенко) за счёт пожертвований.

Памятник истории и архитектуры «Полицейское и пожарное управление», ул. Чкалова,116

На углу здания - высокая башня для смотрового, на башне площадка и высокий шпиль. В сентябре 1903 года в помещение переехала пожарная команда. Смотровой на башне был снабжен фонарём, свистком и колоколом.

Более четверти века брандмейстером, то есть начальником первой городской пожарной части Читы, был Кузьма Тарасов, бывалый артиллерист, прошедший фронт русско-японской войны и награждённый большой серебряной медалью «За храбрость».

Дыша копотью и сажей

Охраной лесов занимались лесники или объездчики. Лесник следил за состоянием своего участка, владел ситуацией, потому что сам жил в этих местах. Он знал каждый куст. Если видел, что кто-то выжигает траву, виновника в случае пожара мог найти в два счета. А уж если пожар возникал, был первым человеком, который вовремя сообщал пожарным и помогал им. Потому что он, как никто другой, знал, как быстрее подъехать к месту возгорания.

К охране пригородных лесов от палов и пожаров привлекался и постоянный объездчик, состоящий на службе при городской управе. В случае лесных пожаров он должен прийти на помощь лесному объездчику.

Таким объездчиком в советское время в районном земельном отделе служил дед моего свёкра (по материнской линии) Нил Дмитриевич Титов. 17 мая 1938 года 62-летнего Нила Дмитриевича, в семье которого было три дочери и сын, арестовали. За что? Сегодня можно только гадать. В деле ничего определенного нет. Жене, Елизавете Фёдоровне, тогда сказали лишь одно: «10 лет без права переписки». Она ждала. Лишь в 1956 году её вызвали в органы и вручили справку о реабилитации мужа, сообщив, что он умер, немного не дожив до освобождения. И только недавно стало известно, что приговор по печально известной 58-й статье (пункт 10 означал то, что кого-то он покритиковал, и на него написали донос, а может за то, что был он из «поповской» семьи) ему был вынесен Тройкой УНКВД по Читинской области 8 июня 1938 года, а уже 9 июля того же года его расстреляли.

В конце того страшного для семьи лета 1938 года дед моего мужа - молодой офицер военный летчик Анатолий Васильевич Баринов - получил выговор с занесением в учётную партийную карточку за «потерю политической бдительности»: не сумел разглядеть врага народа в собственной семье. Это был первый «звонок», уже скоро можно было ожидать его ареста. К счастью, ситуация в стране, как известно, именно в это время изменилась. Ежовщине пришёл конец, начали сворачивать репрессии и в армии. Неумолимо приближалась вторая мировая война: ни Елизавета Фёдоровна, ни её дочка (бабушка моего мужа) до этой правды так и не дожили…

Жетоны лесника и объездчика

Но вернёмся к лесным пожарам, которые оставались настоящим бедствием. 13 апреля 1889 года читинский окружной исправник доносил о страшном пожаре в районе Татауровской и Николаевской волости. Несмотря на все меры, принятыми пожарными, полицией и местными жителями, потушить его не удавалось. «Вследствие летних засух и бесснежий настолько просохла земля, что горит на два и даже более аршин вглубь», - доносил исправник. Пожары не прекращались всю зиму, и проведённые канавы нисколько не помогали, так как при малейшем ветре искры переносились через канавы и пожар начинался вновь. Выбившиеся из сил крестьяне, бросили пожар на произвол судьбы.

Читинцы считали виновниками пожаров бродяг, переселенцев, охотников, дровосеков, хозяев сенокосных участков, хунхузов, наконец, паровозы и очень редко себя, хотя все ежегодно выжигали старую траву.

А как иначе? По сибирским меркам лес был ничей, самое большее – «божий», что совершенно развязывало руки: если Бог вырастил раз, вырастит и другой. Поэтому палы, перерастающие в лесные пожары, продолжали гулять близ Читы, а леса быстро сокращались.

Пожарные лошади

Отступающими каппелевцами было уведено 35 лошадей у пожарной команды. Городской управе удалось приобрести до настоящего времени только 8 вполне пригодных лошадей, для покупки же недостающих лошадей возбуждено ходатайство перед минвнудел о выдаче 8000 рублей валютой.

«Дальне-Восточная Республика», №10, 16 января 1921 г.

Шли годы. Приход к власти Советов ситуации особо не поменял, и местные газеты продолжали извещать:

Лес горит

Приближается лето, и вновь начинает гореть наш лес. На сопке, за озером Угданом, пожаром охвачена уже значительная часть леса. Наблюдается истребление леса огнем за рекой Ингодой. Необходимо принять срочные меры к ликвидации и предупреждению лесных пожаров.

«Забайкальский рабочий», №89, 18 апреля 1925 г.

…Скоро весна. И, видимо, вместо запахов просыпающейся земли ветер вновь понесёт в Читу «дым Отечества».

Кстати

Если в начале  XX века на душу населения земного шара приходилось 3 га, то теперь на каждого жителя планеты приходится менее 0,9 га лесов.

В России численность государственной лесной охраны составляет 18,8 тыс. человек на 1,18 млрд га лесов. Для сравнения: в Белоруссии численность штата лесной охраны составляет 19 тыс. человек при площади менее 8 млн га.

При сильном пожаре, приведшем к гибели взрослых деревьев, лиственные леса восстанавливается не менее чем за 50 лет, а хвойные за 100 лет.

(По материалом доктора исторических наук В.Черных, «Энциклопедии Забайкалья. Чита», ГУ МЧС России по Забайкальскому краю и читинских газет начала XX века)

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Закрыть
Вы отвечаете на комментарий №
captcha Введите число, изображенное на рисунке
СЕЙЧАС НА ГЛАВНОЙ
Смертельный удар ножом в голову потянул на условный срок
Происшествия -
Смертельный удар ножом в голову потянул на условный срок

История расправы в читинском кафе «Кураж» получила довольно неожиданное завершение. Участник той кровавой драмы Денис Пичуев не понесет заслуженного наказания. Суд апелляционный инстанции отменил приговор центрального районного суда Читы. Денис Пичуев уже дышит воздухом свободы. А родные покойного Егора Плотникова пребывают в шоке от происходящего Вот уже около девяти месяцев Егор Плотников безмолвно смотрит в сторону родного дома. Его утопающая в цветах могила находится неподалеку, на возвышенности. Жизнь молодого парня оборвалась в сентябре 2016. После поножовщины в кафе «Кураж», Егор шесть дней пролежал в коме, только выкарабкаться не сумел. Лезвие ножа, которым в тот день размахивал его товарищ Денис Пичуев, вошло Егору в голову на семь сантиметров. Это фото сделано за день до трагедии. Смотришь на парней - Дениса и Егора - и не возникает даже мысли, что через каких-то пару часов один на другого накинется с ножом. Посекундно ту трагедию зафиксировали камеры видеонаблюдения «Куража». В последующем кадры потасовки станут вещественным доказательством расправы над Егором Плотниковым. Пичуев пустится в бега, а главный свидетель преступления долго не сможет определиться с показаниями. Однако, спустя пару дней Пичуева за руку в полицию приведет его мать, и он напишет признание.   Юлия Плотникова, мать погибшего: Суд первой инстанции, Центральный районный суд, в течении семи заседаний слушалось дело. Пичуеву вынесли приговор – 7,5 лет лишения свободы.     Мириться с таким исходом сторона Пичуевых не пожелала. Была подана апелляционная жалоба в Забайкальский краевой суд. И его решение буквально лишило родственников Егора Плотникова дара речи.   Юлия Плотникова: Прокурор запрашивал 7 лет лишения свободы, а суд, удалившись на совещание, вынес решение переквалифицировать статью с ч. 1 ст. 105 «Убийство», на статью «Превышение допустимой самообороны» и выпустил убийцу моего сына из под стражи, снизив иск морального и материального вреда.   Пичуеву смягчили наказание, и не просто заменили реальное лишение свободы условным, дав ему всего два года, восемь месяцев из них он уже отбыл. Как так могло выйти, родные и друзья убитого Плотникова не понимают до сих пор. Ведь в суд апелляционной инстанции были представлены все те же вещественные доказательства, были допрошены те же свидетели.   Юлия Плотникова: Получается, суд апелляционной инстанции признал суд первой инстанции не компетентным?! Работало следствие с 28 сентября по 20 декабря, почти три месяца работало следствие неверно?! Суд работал с 20 декабря, получается, тоже неверно.   Родственники покойного Егора, с одной стороны, недоумевают, а с другой – опасаются и за собственные жизни. Не исключено, говорит Юлия, что, оказавшись на свободе, Плотников может попытаться отомстить семье Плотниковых.   Пока же мать убитого парня ждет решение апелляционного суда, чтобы подавать жалобу в вышестоящую инстанцию.

Бандит увел у хардмота девушку, чтобы сыграть с ней в "монетку"
Культура -
Бандит увел у хардмота девушку, чтобы сыграть с ней в "монетку"

Вернуться в эпоху, где на столе – книга о вкусной и здоровой пище, где под джазовую музыку «отрываются» стиляги, а пионеры всегда готовы, смогли читинцы в минувшую субботу. «Ночь в музее» открыла свои двери для всех тех, у кого Ленин такой молодой, а буги-вуги – под строжайшим запретом.   Полина Харченко, корреспондент: «Ну, вот, последние приготовления закончены – можем отправляться. Куда? В волшебную эпоху СССР. Коммунисты, пионеры, стиляги – все сегодня здесь. Ну что, потанцуем?» Кавалер нашелся сразу. Парень-стиляга, оказалось, неплохо вальсирует. Да и образ подбирал специально, чтобы выделяться.  После медленного танца отправляемся вспоминать пионерскую юность. Кружок оригами – то, что нужно. В руках розоволосой девушки-хиппи – Екатерины буквально оживает бумажный тюльпан. «Вот такой прекрасный получился тюльпан у Кати, и вот такой неказистый у меня, но это все, я думаю, поправимо. Спасибо большое». Сразу после играем в домино, хотя победить единственного представителя сильного пола не может никто. На шашки и бинго уже нет времени –танцплощадка вновь оживает под звуки любимых советских песен. На это раз танцевать зовет персонаж, которых во времена Советского союза боялись, пожалуй, все.  « Я – хардмод. Это накладывает небольшую специфику. Я могу кому-нибудь ногу сломать, например, могу руку, вторую руку, ногу. Мало того, могу даже вторую ногу сломать». Не боялись этих парней, пожалуй, только бандиты. Таким ничего не стоит украсть девушку у партнера, чтобы сыграть с ней в «монетки». «- Играем в «монетки». Определяем, кто ходит – подкидываем монету. Орел или решка? - Решка. - Решка – вы выигрываете. Кидаете в стену, чтобы не дальше вот этого промежутка отскочила монета».     Кидаю, а бандит должен попасть своей монетой, по уже той, что лежит на земле. После нескольких попыток он признает поражение. Окрыленная победой, вижу на асфальте классики. Ну как не попрыгать? « Кто сказал, что стиляги не прыгают в «классики»? Все любят вспоминать детство». Уже на обратном пути заходим в знаменитое фотоателье «Космос», которое облюбовали яркие и шумные стиляги. «Мы любим буги-вуги!» Всему хорошему приходит конец, вот и эта «Ночь в музее» завершилась. Но уже ровно через  год Краеведческий музей вновь откроет свои двери и позволит всем желающим погрузиться в новую захватывающую эпоху. Полина Харченко, Николай Шунков