17 ноября, суббота, 08:17
СООБЩИТЬ НОВОСТЬ

Прощай, читатель!

Чита историческая, 10:44, 20 октября 2017 /
Прощай, читатель!
Фото: jazzrb.ru

Март 1917 года был наполнен революционным энтузиазмом. Кадеты и эсеры, большевики и меньшевики ликовали. Из каторги и ссылки возвращались борцы с самодержавием всех политических оттенков. На улицах городов шли бесконечные митинги и шествия. При этом энергично ликвидировались органы правопорядка – охранка и полиция в первую очередь. Специально созданные комиссии из представителей различных революционных партий изучали жандармские архивы. По всей стране началась охота за провокаторами – так без разбора называли всех, кто работал на охранку.

И вот в эти самые дни на страницах либеральной газеты «Забайкальская Новь», вышедшей 24 марта (номер хранится в Забайкальском краевом краеведческом музее), публикуется достаточно странное письмо её главного редактора Юлиана Горбатовского. Его название «Прощай, читатель!» звучало своеобразным диссонансом той самой либерально-революционной эйфории, разлившейся вокруг.

Кто же он - Юлиан Горбатовский, и чем была вызвана та неожиданная для многих отставка?

Популярный либерал

В статье «Дяденька, купите газету!», опубликованной 18 января 2016 года в рубрике «Чита историческая», Ирина Баринова написала о нём: «Редактировал газету (речь о «Забайкальской Нови» - авт.) с 1907 по 1917 годы литовец Юлиан Осипович Горбатовский – потомственный дворянин, уроженец Могилевской губернии. Это он на свои средства построил в Чите здание под типографию и издательство «Забайкальской нови», был отличным публицистом, публикуясь под псевдонимами Гамма, Тот же, Т-е, Осипович. Материалы, подписанные этими именами, горожане читали в первую очередь, так как Горбатовский критиковал власть, зачастую вызывая её недовольство. Неоднократно редактор газеты привлекался к ответственности за содержание помещённых в «Нови» статей».

В тот момент о нём, наверное, больше и нечего было сказать. Но в письме в марте 1917 года Юлиан Горбатовский подробнее рассказал о себе. Оказывается, первые шаги в журналистике он сделал в 1885 году в редакции газеты «Смоленский Вестник», редактор которой Алексей Елишев отличался либеральными взглядами, и какое-то время даже находился под надзором полиции. Пять лет работал он в той газете. Далее из «автобиографии» выпадают пять лет, и такие, ничем не объяснимые, пробелы будут встречаться ещё не раз.

«В 1895 году судьба забросила меня в Сибирь в Томскую губернию, а в 1897 году я очутился в самом Томске. Здесь я познакомился с известным в эти дни крупным общественным деятелем, меценатом и поборником сибирского просвещения, тогда редактором и издателем «Сибирской Жизни» Петром Ивановичем Макушивым». Это был человек популярный тогда в Сибири, придерживавшийся кадетских взглядов. До 1902 года Горбатовский работал в Томске, потом - очередной «пробел», и лишь в 1906 году (после подавления первой русской революции) он оказался в Иркутске, где до 1907 года работал в прокадетской газете «Сибирь».

Наконец, в мае 1907 года Юлиан Осипович перебрался в Читу, где сразу вошёл в штат начавшей выходить «Забайкальской Нови», став с 1908 года её редактором. Газета была популярной, а её редактор пользовался доверием читателей. Казалось, после Февраля настало время его триумфа. Но…

«Даст Бог, ещё быть может свидимся»

Эта часть письма Горбатовского настолько необычна, что её стоит привести полностью:

«На протяжении десяти лет самой ужасной и кошмарной эпохи, беспощадно отнимавшей у народа все завоеванные в 1905 году свободы, я нёс крест ответственного руководителя печатным органом, выбросившем знамя беспартийной прогрессивности.

И вот теперь, когда лучи настоящей свободы ярким светом озарили русскую землю от края до края, когда хочется дышать этим очищенным русской великой революцией воздухом, хочется кричать в печати на все Забайкалье, на всю Россию, на весь мир: да здравствует свободный гражданин освобождённого отечества, да здравствует новая свободная жизнь, сулящая в грядущем воплощение лучших, величайших идеалов равенства и братства, мой усталый, измученный десятилетней реакцией голос должен на время замолкнуть.

И я хочу, читатель, хоть немного отдохнуть под благотворными лучами солнца свободы и уступаю своё место другим.

Прощай, читатель! Даст Бог, ещё быть может свидимся».

Может быть, автор письма тяжело заболел? Возможно, но при этом он прожил ещё достаточно долго. Не стало его 20 марта 1931 года.

Может он сразу же навсегда покинул Читу? Возможно. Но позже вернулся. Известно, что во времена правления атамана Григория Семёнова Горбатовский состоял в комиссии по переводу управления Забайкальской железной дороги из Иркутска в Читу. Да и умер он в Чите.

Может быть, он ушёл исключительно по каким-то политическим мотивам? Возможно. Хотя сменивший его на посту редактора Михаил Колобов работал вместе с ним в этой газете с 1909 года и в принципе придерживался тех же взглядов, лишь со временем проэволюционизировав на более левый фланг.

Что же могло заставить Юлиана Горбатовского уйти в эти дни в отставку? Известно, что с читателями Забайкалья в качестве журналиста он больше никогда уже «не свиделся».

Коллеги-провокаторы

Может быть, всё дело в его коллегах, издававших вместе с ним либеральную газету в крае каторги и ссылки? 19 мая на страницах «Забайкальской Нови» был опубликован большой материал «Провокатор Разумовский (Боевой)» местного социалиста-революционера (эсера) Давида Ротенштерна, работавшего до революции в этой же газете. Написать статью его подтолкнула публикация в газете «Сибирская жизнь», где напечатали список провокаторов из разных городов Сибири. В нём была и такая информация: «Чита. Голубев Михаил Степанович, из бродяг» (он же Илья Разумовский), в 1908 и 1909 г. был сотрудником у начальника охранного отделения под кличкой «Боевой».

И далее Ротенштерн вспоминал: «Илью Григорьевича Разумовского я узнал по Иркутску и Чите. В Иркутске я с ним познакомился в исторические дни 1905 года. Тогда его знали, как Иммермана. В Иркутске он играл весьма крупную роль в с.-р. кругах, проявляя активную деятельность в ж.д. союзе и среди телеграфистов. Спустя два с пол. г. весной 1908 г. «Иммерман» явился в Читу, как бежавший из Якутской ссылки. Здесь он устроился в «Забайк. Нови» в качестве корректора и хроникёра газеты, как И.Г. Разумовский. С первого момента появления его в Чите, Разумовский стал проповедовать идеи крайнего максимализма, идеи террора и безудержных экспроприаций частных лиц. Постепенно «Разумовский – Иммерман» проник в доверие читинских соц. революционеров и начинает играть у них довольно видную роль».

Вскоре эсеровская организация в Чите была разгромлена, и на скамье подсудимых оказалось 32 человека, в том числе и Ротенштерн. Эсеры долго думали, кто же их предал, даже не подозревая Разумовского.

Интересно, что среди сотрудников «Забайкальской Нови» был и другой агент охранки, который работал в рядах социал-демократов Читы. Это журналист Гусельников. Его ещё в 1905 году, когда он сотрудничал с газетой «Забайкалье», завербовал жандармский ротмистр Сергей Балабанов. Позже Гусельников стал работать в газете Горбатовского. Его имя в списке провокаторов охранки краевед Петр Окунцов привёл в брошюре, изданной в Чите в 1927 году: «Около 18/5 марта (1917 г. – авт.) в Чите образовалась Комиссия по разбору архива Жандармского Охранного Отделения под председатель­ством Ю. Полляк, при Секретаре В. Фаддееве». Далее Окунцов указал провокаторов, обнаруженных комиссией, в том числе и Гусельникова.

Итак, под руководством редактора Юлиана Горбатовского в редакции «Забайкальской нови» работали сразу несколько сотрудников охранки, один из которых (Гусельников) «стучал» на социал-демократов, а другой (Разумовский) – на социалистов-революционеров. Сам же Горбатовский, как известно, был тесно связан с кадетами. Ни в коем случае не буду утверждать, что он тоже являлся агентом охранки, и именно страх разоблачения заставил его тогда уйти в отставку. Но не исключено, что им двигал стыд за то, что он знал о «коллегах»-провокаторах. Знал и молчал. Потому-то его газету ни разу не закрыли, а его не привлекли к ответственности. Журили, грозили, но тем и ограничивались.

Что было на самом деле – загадка. Также как и сама отставка редактора со своего поста на самом «восходе солнца свободы». Ответа на эти вопросы пока так и нет.

Александр Баринов

КОММЕНТАРИЕВ: 3
Даты по убыванию
  • Даты по убыванию
  • Даты по возрастанию

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Закрыть
Вы отвечаете на комментарий №
captcha Введите число, изображенное на рисунке
Правила комментирования
Время модерации комментариев – с 08:00 до 24:00 (по местному времени). Поступившие в иные часы будут обработаны в начале рабочего дня.
  • 1005551
    А Заб край и сейчас каторга.
    Ответить
  • 885805
    потому что г.Баринов - кандидат исторических наук и считает себя историком Забайкалья
    Ответить
    7
    2
  • 885415
    Зачем напечатали этот бред?
    Ответить
    23
    1
СЕЙЧАС НА ГЛАВНОЙ
Новости -

Жители Старой Куки: "Наши дети могут погибнуть из-за отсутствия моста"

Жители Старой Куки уже 2 года ждут постройки нового моста. Весной 2017-го строительная компания демонтировала старую конструкцию и началось возведение нового сооружения. Вбили несколько свай, даже установили пару перекрытий, но на этом бригада покинула объект. Вместо моста была сооружена временная переправа, которая регулярно уходит под воду. Летом приходилось передвигаться через реку, рискуя жизнью. Василий Нескромных:  «Нынче была вода большая, все размыло, полмесяца в брод люди ходили через речушку. Это сейчас она маленькая, а была большая. Приехали, временный мост сделали, через 3 дня дождь пошел, опять все размыло. Опять приехали, подделали». Заброшенная неогороженная стройка стала местом опасных детских игр. По временному мосту школьный автобус в эту часть села не ходит. Родителям приходится самостоятельно увозить детишек к месту учебы, либо провожать за руку до автобуса. А это целых полтора километра. Татьяна Борисова:  «Хотя бы автобус туда проезжал, у нас там тоже ведь дети живут. Вечером у меня дочь поздно возвращается со школы, хожу ее вот тут встречаю. Они бегают, они же дети.И вот эти штыри торчат. Страшно же. Их огородить хотя бы, лентой или забором. Потом скажут, мамаша, ты виновата, почему своего ребенка не встречала? А у меня их восемь. Не могу я каждого встречать». Работу над объектом вела региональная строительная компания «МНО». Генеральный директор – Марина Егоян. Стоимость проекта – 23 миллиона рублей, выделенные из краевого и муниципального дорожного фонда. Евгений Труфанов, начальник отдела транспорта, дорожного хозяйства и связи администрации муниципального района «Читинский район»:  «В рамках исполнения муниципального контракта окончание строительства мостового сооружения должно быть закончено 1 августа 2017 года. Этого не было сделано, на 1-е число производство работ выполнено на 5-10%. Кроме того, в результате проведения строительного контроля был выявлен ряд нарушений. Основное – это отклонение от проектной оси на 570мм, что являлось нарушением проектной документации. Ввода бы в эксплуатацию они не получили, если бы закрыли на это глаза. Так же были представлены документы к оплате с нарушениями. Администрацией была проведена строительно-техническая экспертиза и есть экспертное заключение. Мы в одностороннем порядке в лице администрации расторгли муниципальный контракт, однако подрядчик с этим не согласился и подал исковое заявление.» Судебные заседания откладываются, поэтому решение по строительству моста до сих пор не принято. Евгений Труфанов, начальник отдела транспорта, дорожного хозяйства и связи администрации муниципального района «Читинский район»: «Так же подрядчику было вынесено предписание об ограждении места строительства, дабы избежать травмирования детей или участников дорожного движения о конструкции, складируемые рядом со стройкой. Реакции никакой» Евгений Труфанов заявил- из 23х миллионов не было потрачено ни копейки: за недострой подрядчику платить не станут. Точную дату возобновления строительства не называют. Проблема остается и сколько времени жители будут ее заложниками- вопрос риторический.   Иван Тимофеев, Евгений Погорелый, Анатолий Мишаков, ЗабТВ