Мечта в 100 километров

Екатерина Бронникова / Общество, 09:21, 13 июля /
Мечта в 100 километров
Андрей Брюханов.

Мечта может быть и такой – пробежать сверхмарафонскую дистанцию. 8 июля в Томске состоялся Чемпионат по сверхмарафону «Томские полусутки», в котором читинец Андрей Брюханов занят почетное четвертое место, пробежав 103,4 километра. Сегодня он единственный забайкалец, кому покорилась эта дистанция. О том, как мечта стала реальностью, ультрамарафонец рассказал Забмедиа.

- Андрей, когда началась ваша личная летопись бега?

- Она началась с 10 класса школы. Потом продолжилась в институте, но были большие перерывы. Вообще тренировался в Чите, бегал короткие дистанции. Ушел в армию и тренировки прекратил в этот период жизни. Бегать очень хотелось, мне всегда это нравилось, и в один прекрасный момент познакомился с человеком, который сыграл определенную роль в моей беговой жизни. Он сам читинец, но проживает 10 лет в Томске. Вот он-то и открыл мне новый «мир» бега. Посоветовал: «Если ты побежишь марафон, беги на больших соревнованиях». Так, мой первый марафонский забег состоялся в 2015 году.

- Что для Вас значит «бежать»? Что испытывает легкоатлет во время бега?

- Я получаю от этого огромное удовольствие. Желание пробежаться у меня есть всегда. Вообще, учеными выявлено и всеми бегунами замечено, что после тяжелого рабочего дня бег помогает снять напряжение. Он дарит чувство свободы, чувство эйфории, вырабатываются гормоны радости – эндорфины. Бег – это удовольствие. Забеги, соревнования сопровождают разнообразные впечатления. Это настолько все большое и обширное, что тяжело передать свои настоящие ощущения и эмоции словами.  

- Расскажите о своем марафонском дебюте.

- Как я уже говорил, первый мой марафон «Белые ночи» состоялся в Санкт-Петербурге в 2015 году. Тогда марафонскую дистанцию в 42 километра 195 метров преодолевали 12 с половиной тысяч участников из 41 страны мира. Бежали по улицам северной столицы. Все было просто шикарно, очень много эмоций и впечатлений. Честно скажу, что мне пробежать такое расстояние практически на одном желании со слабой подготовкой было очень тяжело. Однако после этого захотелось пробежать еще большую дистанцию.

Запомнился момент старта, когда огромное количество людей бежит движимое той же целью, что и ты – преодолеть это расстояние в 42 километра. Чувство радости испытываешь, море эмоций и впечатлений. После 30 километров, если ты недостаточно подготовлен, неправильно пил и кушал на дистанции, организм дает сбой. Есть такое понятие «марафонская стена». Это когда запасы твоей энергии заканчиваются и ты «проваливаешься яму», т.е. спортсмен не может сделать и шагу, у него начинаются судороги. Также было и со мной. В такие моменты ты начинается бороться с самим собой. Уже нет, например, такого желания - обогнать впереди бегущего спортсмена. Идет постоянная борьба со своим телом. Когда преодолеваешь 40 километров и понимаешь, что тебе осталось всего два километра, сознание работает на то, чтобы преодолеть этот отрезок и пересечь финишную черту любой ценой. И когда ты ее пересекаешь – это нереальное чувство радости. Ты сделал все, что мог и достиг результата! Чувство гордости сопровождает – ты смог, ты не сломался!

- Андрей, что представляют собой сверхмарафонские дистанции и с чем их вообще «едят»?

- Дистанции свыше марафонской в 42 километра 195 метров считаются сверхмарафонскими, а тех, кто их преодолел, называют ультрамарафонцами. Здесь несколько иные задачи, ощущения. Все намного сложнее. Через год, в 2016 году, в Томске я пробежал 88 километров. Если проанализировать этот забег, то судороги начались после 35 километров. И все оставшееся время я просто боролся с собой. Где-то бежал, где-то шел, снова бежал, снова шел. Погодные условия были не лучшими – шесть часов, т.е. половину времени, отведенного на прохождение дистанции, шел дождь. Бежал на одном энтузиазме. Опять-таки, это был мой первый сверхмарафон, в котором я получил определенный опыт и проанализировал ошибки.

В этом году бежалось очень хорошо. Условия были более комфортные - мы бежали ночью. На преодоление дистанции сверхмарафона в 100 километров отводится 12 часов. Стартовали в 8 часов вечера - в 8 утра финишировали. Температура была 10 градусов тепла. Это комфортная температура для данной беговой дисциплины. Один круг – 957 метров. В 100 километрах их 105. Каждый круг считывался чипом, закрепленным на ноге. К этому старту я был подготовлен лучше, чем год назад. Я знал, что это такое, выводы после предыдущего старта были сделаны. 

Первые 55 километров пробежали очень легко - в удовольствие. Соблюдали режим питания и приема жидкости. Успевал знакомиться с участниками забега. После 55-ти километров решил сделать остановку, чтобы восстановиться, размяться, снять напряжение с ног, покушать. Побежал дальше. Промежуточной целью было преодолеть 70 километров. Там также сделал остановку, покушал. Следующей задачей стало преодолеть 80 километров. На 80-м километре ощущал определенный дискомфорт в ногах. Общее напряжение чувствовалось, напряжение в ногах было. Однако судорог как таковых не было. Но у меня с собой было «секретное» средство  - огуречный рассол, который я взял с собой из Читы. Его ценность для бегуна в содержании огромного количества солей и электролитов, дефицит которых в организме вызывает судороги. Проанализировав ситуацию, решил дальше бежать в таком темпе – 200-300 метров шагаю и два километра бегу. К этому времени на этом участке остались шесть спортсменов. Они также бежали в режиме «шаг-бег». Кто-то шагал больше, потом набегал расстояние, кто-то просто шел, но в основном мы бежали. Здесь уже однозначно тебя заставляла бежать сила воли.

Еще аппаратура давала сбой. После 95 километров мой товарищ, который поддерживал меня на всей дистанции, сходил, посмотрел километраж и сказал, что у меня только 90. Здесь у меня началось сильное беспокойство «а смогу ли я вообще преодолеть эту дистанцию». Бежал, потому что надо. Убеждал себя: «Ты сюда приехал, осталось каких-то два часа, ты можешь, ты все уже почти сделал, беги». И бежал. Последний круг все преодолевали бегом, даже те, кто остаток дистанции преимущественно шли. Бежали, собрав всю силу воли, все мужество в кулак. Чувство радости. Никто не пожалел, что принял участие в забеге. Даже те, у кого не получилось пересечь финишную черту.

- Вы сказали важно выдерживать режим питания на дистанции. Чем марафонец поддерживает силы во время забега?

- Когда я бежал марафон в Петербурге, ел финики, бананы, изюм, шоколад, изотоники (спортивные напитки, которые помогают организму восстанавливаться после продолжительных нагрузок, - прим. автора) пили. Спортивные гели для питания тогда не использовал. Я даже не знал, что такие есть.

На ультрамарафоне до 30 километра участники забега, чтобы восполнить дефицит электролитов в организме, пили фармацевтический препарат. После 30 километра, так как усталость начала накапливаться, каждые 30 минут мы ели спортивные гели, имеющие в составе необходимые соли, минералы и углеводы. Они - источник энергии. Ими ты заправляешь себя, как машину топливом. Потом начали кушать бананы, финики, шоколад. Нам выдавали препараты кальция в таблетках, чтобы не пострадало сердце от нагрузок. У одного участника был товарищ, который принес лимонник китайский, представляющий из себя черную горошину. Очень кислая, но бодрит очень хорошо. После 95 километра стали давать сало и черный хлеб. На этом отрезке уже испытываешь сильное чувство голода, поэтому сало показалось очень вкусным. Также нам выдавали апельсины и «Кока-колу». Она служит источником легкоусвояемого сахара, который необходим мозгу человека для нормального функционирования при огромных энергозатратах. Но я ее не пил, так как не очень нравится этот напиток.

Если брать уровень профессионалов, то они употребляют только специализированное питание. У них огромный запас тренировок за плечами, они это все знают и практикуют не в первый раз.

- Сколько всего времени ушло, чтобы достичь результата, который Вы сегодня имеете?

- Как таковых тренировок я не придерживался. Я бегал в свободное от работы и домашних дел время. Стабильности, как таковой, в тренировках у меня не было. Была бы стабильность, возможно, и результат был бы лучше. Больше готовился эмоционально, настраивался. Недельный объем пробегаемого мною расстояния составлял около 50 километров. Участвовал в различных соревнованиях, которые проводились в Чите. Бегал на стадионе СибВО, либо до работы по утрам 14 километров.

- Получается, тренера и наставника у Вас не было?

- Да. Узнавал все от друзей и знакомых. На собственном опыте и ошибках учился. Сейчас уже более обширно разбираюсь в этой теме.

- Реабилитация ультрамарафонцев после таких колоссальных нагрузок как проходит?

- Большие спортсмены, у кого много стартов, кто живет этими забегами, для восстановления используют, как правило, медпрепараты . Я отхожу своими силами. В прошлом году процесс восстановления давался тяжелее. Ноги от нагрузок тряслись дня три. По этому году чувствую себя отлично. На второй день после соревнований пробежал пять километров. Опытные марафонцы рекомендуют бегать даже через силу километров по три - пять. Так быстрее запускаются восстановительные процессы в организме.

Еще важно восполнить энергетические затраты. После таких забегов тебе постоянно хочется кушать. Организм потерял очень много энергии, и ее нужно восполнить. Нужно есть в малых количествах с интервалом между приемами пищи в минут 40. У меня уже нет такого чувства голода, поэтому можно сказать, что энергозатраты свои я восстановил. Также необходимо восстанавливать водный баланс, т.е. постоянно пить воду.

- Кто-то еще представлял Забайкальский край на «Томских полусутках»?

- Нет, я был единственным забайкальцем.

- Представителей каких городов Вы встретили на беговом круге Томска?

- Всего принимали участие 12 городов России, и один легкоатлет был из Белоруссии. Поэтому можно смело сказать, что в этом году соревнования перешли в разряд международных. Бегуны из Красноярска, Томска, Кемерово, Барнаула, Читы... и маленьких городков Приангарья. В общем, участвовали 41 человек, среди которых было шесть женщин. 

- Андрей, Ваша мечта покорить 100-километровый сверхмарафон сбылась. Цель достигнута. Ваши планы на «беговое» будущее?

- Планы есть. 21 октября в Чите пройдет  трейл в 50 километров по горам. Хочу его пробежать. И на следующий год планирую вновь приехать в Томск на «Томские полусутки» и занять свое место уже на пьедестале. Буду более тщательно готовиться, более рационально подойду к тренировкам и питанию. Теперь я уверен, что у меня есть шанс в борьбе за медали!

Фото из архива А. Брюханова

КОММЕНТАРИЕВ: 7
Даты по убыванию
  • Даты по убыванию
  • Даты по возрастанию

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Закрыть
Вы отвечаете на комментарий №
captcha Введите число, изображенное на рисунке
  • 849920
    Ребят вы чего???! У вас изжога будет если вы не поспорите, и не затролите всё что читаете?! Достаточно просто порадоваться и гордится тем что у нас есть такие энтузиасты, переходящие в уровень профи. Андрей, молодчага!!! Нужен рассол, обращайся ????
    Ответить
  • 849050
    Андрюха, молодец!
    А вот ракурс у Москва-сити получше есть, например с набережной возле Кутузовского проспекта. Частенько теперь там прогуливаюсь.
    Ответить
    1
    0
  • 848806
    Андрюша! Это мы-твои коленные суставы. Сейчас ты над нами издеваешься,в сорок лет придёт наша очередь. По полчаса утром с постели подниматься будешь. Тазобедренный тоже привет передаёт)))
    Ответить
    6
    1
    • 849052
      Спорт это зло. Здоровье - это физкультура, без экстремальных нагрузок.
      Ответить
      4
      0
    • 848831
      У спортсменов сустава разве что тяжелоатлеты страдают. А легкоатлетов (непрофессиональных) проблем не бывает.
      Да и если суставы ныть будут - х..ен с ними. За то сердце, легкие и сосуды здоровые. Суставы можно и титановые поставить а заплывшие жиром сосуды и сердце - это приговор
      Ответить
      4
      4
    • 848819
      Не надо ходить, бегать - отращиваем ЖИРНЫЕ С...АКИ и лежим на диване. Зато коленные суставы целые. Только заплывшее жиром сердце и сосуды рне дают шансов прожить за 60 лет. Заметьте не бывает толстых бабок и стариков почти , потому что жирные не живут больше 65-70 лет.

      Ну и не путайте свои рахитные суставчики, которые от малейшей нагрузки страдают и суставы супермарафонца. У него там в три слоя наращенно все.

      П.С. На самом деле при легком весе наргрузки на суставы почти и нет
      Ответить
      4
      4
      • 849092
        Про п.с., ты это любому врачу-ревматологу скажи.А про стариков... Ты видело где-нибудь старичка-бодрячка,пусть даже худого? Все еле шабаркаются.А Андрюшка твой,доживший до седых волос,благодаря "обезжиренному сердцу и сосудам",будет вообще на костылях корячиться. Доказано многолетними наблюдениями...
        Ответить
        1
        0
СЕЙЧАС НА ГЛАВНОЙ
В больницы Читы продолжают поступать пациенты с передозировкой спайсами
Общество -
В больницы Читы продолжают поступать пациенты с передозировкой спайсами

Читинские врачи опасаются: инициатива минздрава страны о запрете продажи алкоголя в выходные дни ни к чему хорошему не приведет. Если человек хочет выпить спиртного, то он обязательно найдет, где его взять. Так и есть: читинцы постарше уже вспомнил про разного рода непищевые спиртЫ, подростки – про популярный некогда клей, а школьники – про таблетки с галлюциногенным эффектом. Валерия Квашнина пообщалась с постоянными пациентами отделения острых отравлений. Нашумевшая инициатива минздрава страны о запрете продажи спиртного в выходные взволновала буквально всех. И тех, кто просто не представляет свою субботу и воскресенье без алкоголя, и тех, кто этих фанатов спиртного потом приводит в чувства. Не в восторге от идеи даже законотворцы. Депутат Госдумы от Забайкалья Юрий Волков уверен: драконовские меры нацию от пьянства не спасут. Правильнее было бы ввести государственную монополию на продажу спиртного. Юрий ВОЛКОВ, депутат Госдумы от Забайкалья: «Инициатива ЛДПР заключается в ведении государственной монополии на производство и продажу алкосодержащей продукции. Помимо понятных плюсов данной инициативы – государство получит возможность регулировать цену, контролировать качество, федеральный бюджет нашей страны по оценкам экспертов получит до 3 триллионов рублей дополнительных доходов, которых сейчас не хватает для решения проблемы социальных обязательств». А вот специалисты на местах боятся, что очередная ограничительная мера вызовет всплеск нелегальной продажи алкоголя и суррогатов. По словам специалистов краевого Роспотребнадзора, количество выпитого алкоголя на душу населения снижается, а вот число отравлений только растет. Любовь Дубина, заместитель руководителя управления Роспотребнадзора по Забайкальскому краю: «К сожалению, нужно отметить, что количество случайных и вообще острых отравлений алкоголем последние годы не снижается, и ежегодно регистрируется около 300-360 случаев. По отравлениям и заболеваемости хроническим алкоголизмом у нас показатели, к сожалению не ниже, а выше как по России, так и по Сибирскому федеральному округу. Показатели выше с 2011 года». Не снижаются показатели по отравлениям суррогатами алкоголя, банальной передозировке и употреблению спиртосодержащих лосьонов, настоек, косметических средств. Напомним, именно они унесли жизнь десятков иркутян в декабре прошлого года. Сейчас запрет на продажу непищевой спиртосодержащей жидкости в Забайкалье продлен еще на 90 дней. В этом году такое постановление выходит уже третий раз. И все же запреты работают, это подтверждают в отделении острых отравлений Горбольницы. Екатерина Ахметгалеева, заведующая отделением острых отравлений Городской клинической больницы №1: «Случаев с настойками, как это было повально, – они поступали, у них это все выпадало из карманов, такого нет. С введением запретов, их количество уменьшилось, но, тем не менее, людям, которым требуются спиртосодержащие жидкости, они их всегда найдут». Постоянные гости этих палат и коридоров – люди, которые пьют не днями, а месяцами. Сюда они попадают в сопровождении врачей скорой помощи либо сотрудников полиции, и так по три-четыре раза за год. От безвыходности на лечение приходят и по собственному желанию. - Часто сюда попадаете? - Бывает. - А пить бросить не хотите? - Может. Самое страшное, говорят врачи, что среди пациентов отделения острых отравлений немало молодых людей и даже подростков. В месяц «скорая» привозит до 15 человек, находящихся под действием так называемых спайсов. И как бороться с этой бедой – не знает пока никто. Валерия Квашнина, Николай Шунков

На круглом столе по ТМО Давыдов и Трофимов устроили перепалку
Общество -
На круглом столе по ТМО Давыдов и Трофимов устроили перепалку

И очередные нововведения в системе здравоохранения. Главный медик края Сергей Давыдов разработал не имеющий аналогов в России проект по слиянию нескольких районных больниц в Территориальные медицинские организации, - сокращенно ТМО. Для обсуждения пилотного проекта за круглым столом в министерстве здравоохранения собрались первые лица края, врачи. Был ли кто-то против очередной реформы, и чем она может навредить, в первую очередь пациентам, - в материале моих коллег. Главные врачи из всех районов края - в министерстве здравоохранения. За круглым столом они внимательно знакомятся с пилотным проектом, который разработал лично Сергей Давыдов. Свой доклад руководитель ведомства начал с неутешительной статистики. Недофинансирование забайкальской медицины. Дефицит составляет 5 миллиардов рублей в год. Невозможность исполнения указов президента по повышению заработной платы работникам. Отсюда дефицит кадров. Только за годы оптимизации - край покинули 600 врачей и 1500 медсестер. Это и многомиллионная кредиторская задолженность учреждений. Помощи, по словам Сергея Давыдова, ждать неоткуда. Слияние больниц в Территориальные медицинские организации – единственный шанс выжить.  Сергей Давыдов, министр здравоохранения Забайкальского края:  «ТМО – это не ликвидация больниц, не сокращение штата, не оптимизация. А стратегическая экономически - стабильная социальная структура».  В первое ТМО, под руководством Краевой больницы №3 поселка Первомайского, войдут Нерчинская и Балейская больницы. Во второе, под головным учреждением Чернышевской ЦРБ, - Сретенская и Шелопугинская. Заработанные средства внутри каждого ТМО, по словам Давыдова, созданный совет главных врачей будет распределять сам: в какое, например, купить оборудование или какие долги необходимо закрыть в первую очередь.  Сергей Давыдов, министр здравоохранения Забайкальского края:  «Если мы правильно будем работать. Если сейчас мы сделаем хороший менеджмент (чего в медицине сейчас нет), логистика лечебного процесса, маршрутизация правильная. Я говорю, вы верите, что вас микроавтобусы будут возить? Мне общество говорит: «сказки». Вы верите, что у нас будет интегрированная амбулаторная карта, где в компьютере будет видно все, что у вас есть? «Это сказки». Так вот этими сказками мы сейчас и занимаемся».  Каких-либо отрицательных моментов министр в своем детище - не увидел. Наоборот – слияние, по его словам, только улучшит состояние районных больниц.  Елена Жевтнева, главный врач Балейской ЦРБ:  «1 января придем с кредиторской задолженностью в 60-ть миллионов рублей и объявим себя банкротом. Тогда ни о какой доступности и качестве медицинской помощи для своих жителей - я не вижу».  Однако в это самое выздоровление заместитель руководителя администрации губернатора Сергей Трофимов почему-то верит с трудом. Один из моментов – после объединения районки потеряют статус юридических лиц.  Сергей Трофимов, заместитель руководителя администрации губернатора Забайкальского края:  «Сопротивление глав администраций, районов, городов. Сопротивление главных врачей, медицинского персонала. Сопротивление населения. Я подчеркиваю – народные волнения. Вы посмотрите, в Интернете уже врачей призывают к забастовкам. Ну, что это?    Сергей Давыдов, министр здравоохранения Забайкальского края:  - Сергей Борисович, когда вы были у власти. Почему мы тогда довели до этого? Почему мы довели до этого?    Сергей Трофимов, заместитель руководителя администрации губернатора Забайкальского края:  -Но я сегодня говорю об очередной реформе. Вы сказали: «Пришла команда созидателей, а не реформаторов». Мы снова наступаем на одни и те же грабли. Логистика с советского времени выстраивалась к областному центру. Теперь Кыру поворачивают на Агинск. Что мы туда, железную дорогу проведем? Или новые автобусные маршруты будем организовывать?». Александр Кулаков, первый зампред правительства Забайкалья:  «Категорические рассуждения, которые я сейчас слышу в адрес министра здравоохранения, я, конечно, не соглашусь. А даже, в какой-то мере, его поддержу. Министр ищет пути выхода из той ситуации, в которой у нас оказалось министерство здравоохранения и бюджет нашего субъекта. Не надо здесь говорить протестные выражения и про революционные движения. Чтобы их не было, в том числе и ваша задача, разъяснить людям. Единственное, что Сергей Олегович, вот это нужно было в первую очередь организовывать, а потом уже дальше идти».  Сергей Давыдов, министр здравоохранения Забайкальского края:  «Здесь есть, конечно, наша вина. Мы поехали очень быстро. Мы придумали это очень быстро. И до конца правильную работу мы не провели».  Свое мнение по поводу создания ТМО уже высказал и депутат Госдумы от нашего региона - Николай Говорин.  Николай Говорин, депутат Госдумы от Забайкальского края:  «Программа забайкальского Минздрава юридически не до конца проработана, не указано, созданием каких нормативно-правовых документов будут регулироваться структурные изменения. Во-вторых, серьезные опасения вызывает и то, как скажется эксперимент на уровне доступности медицинской помощи на селе. Реорганизация медучреждений путем объединения их в ТМО сделает проблему проезда к месту оказания медицинских услуг еще более острой».  Источник: Забмедиа.ру Если пилотный проект министра не пройдет цензуру населением, которое уже засыпало региональные власти обращениями «не делать» то, что «придумалось очень быстро», - краевой Минздрав прекратит внедрение ТМО. Срок на убеждения пациентов - около двух месяцев.  Екатерина Гаврилова, Николай Шунков