25 апреля, среда, 19:51
СООБЩИТЬ НОВОСТЬ

Мечта в 100 километров

Екатерина Бронникова / Общество, 09:21, 13 июля 2017 /
Мечта в 100 километров
Андрей Брюханов

Мечта может быть и такой – пробежать сверхмарафонскую дистанцию. 8 июля в Томске состоялся Чемпионат по сверхмарафону «Томские полусутки», в котором читинец Андрей Брюханов занял почетное четвертое место, пробежав 103,4 километра. Сегодня он единственный забайкалец, кому покорилась эта дистанция. О том, как мечта стала реальностью, ультрамарафонец рассказал Забмедиа.

- Андрей, когда началась ваша личная летопись бега?

- Она началась с 10 класса школы. Потом продолжилась в институте, но были большие перерывы. Вообще тренировался в Чите, бегал короткие дистанции. Ушел в армию и тренировки прекратил в этот период жизни. Бегать очень хотелось, мне всегда это нравилось, и в один прекрасный момент познакомился с человеком, который сыграл определенную роль в моей беговой жизни. Он сам читинец, но проживает 10 лет в Томске. Вот он-то и открыл мне новый «мир» бега. Посоветовал: «Если ты побежишь марафон, беги на больших соревнованиях». Так, мой первый марафонский забег состоялся в 2015 году.

- Что для вас значит «бежать»? Что испытывает легкоатлет во время бега?

- Я получаю от этого огромное удовольствие. Желание пробежаться у меня есть всегда. Вообще, учеными выявлено и всеми бегунами замечено, что после тяжелого рабочего дня бег помогает снять напряжение. Он дарит чувство свободы, чувство эйфории, вырабатываются гормоны радости – эндорфины. Бег – это удовольствие. Забеги, соревнования сопровождают разнообразные впечатления. Это настолько все большое и обширное, что тяжело передать свои настоящие ощущения и эмоции словами.  

- Расскажите о своем марафонском дебюте.

- Как я уже говорил, первый мой марафон «Белые ночи» состоялся в Санкт-Петербурге в 2015 году. Тогда марафонскую дистанцию в 42 километра 195 метров преодолевали 12 с половиной тысяч участников из 41 страны мира. Бежали по улицам северной столицы. Все было просто шикарно, очень много эмоций и впечатлений. Честно скажу, что мне пробежать такое расстояние практически на одном желании со слабой подготовкой было очень тяжело. Однако после этого захотелось пробежать еще большую дистанцию.

Запомнился момент старта, когда огромное количество людей бежит движимое той же целью, что и ты – преодолеть это расстояние в 42 километра. Чувство радости испытываешь, море эмоций и впечатлений. После 30 километров, если ты недостаточно подготовлен, неправильно пил и кушал на дистанции, организм дает сбой. Есть такое понятие «марафонская стена». Это когда запасы твоей энергии заканчиваются и ты «проваливаешься яму», т.е. спортсмен не может сделать и шагу, у него начинаются судороги. Также было и со мной. В такие моменты ты начинается бороться с самим собой. Уже нет, например, такого желания - обогнать впереди бегущего спортсмена. Идет постоянная борьба со своим телом. Когда преодолеваешь 40 километров и понимаешь, что тебе осталось всего два километра, сознание работает на то, чтобы преодолеть этот отрезок и пересечь финишную черту любой ценой. И когда ты ее пересекаешь – это нереальное чувство радости. Ты сделал все, что мог и достиг результата! Чувство гордости сопровождает – ты смог, ты не сломался!

- Андрей, что представляют собой сверхмарафонские дистанции и с чем их вообще «едят»?

- Дистанции свыше марафонской в 42 километра 195 метров считаются сверхмарафонскими, а тех, кто их преодолел, называют ультрамарафонцами. Здесь несколько иные задачи, ощущения. Все намного сложнее. Через год, в 2016 году, в Томске я пробежал 88 километров. Если проанализировать этот забег, то судороги начались после 35 километров. И все оставшееся время я просто боролся с собой. Где-то бежал, где-то шел, снова бежал, снова шел. Погодные условия были не лучшими – шесть часов, т.е. половину времени, отведенного на прохождение дистанции, шел дождь. Бежал на одном энтузиазме. Опять-таки, это был мой первый сверхмарафон, в котором я получил определенный опыт и проанализировал ошибки.

В этом году бежалось очень хорошо. Условия были более комфортные - мы бежали ночью. На преодоление дистанции сверхмарафона в 100 километров отводится 12 часов. Стартовали в 8 часов вечера - в 8 утра финишировали. Температура была 10 градусов тепла. Это комфортная температура для данной беговой дисциплины. Один круг – 957 метров. В 100 километрах их 105. Каждый круг считывался чипом, закрепленным на ноге. К этому старту я был подготовлен лучше, чем год назад. Я знал, что это такое, выводы после предыдущего старта были сделаны. 

Первые 55 километров пробежали очень легко - в удовольствие. Соблюдали режим питания и приема жидкости. Успевал знакомиться с участниками забега. После 55-ти километров решил сделать остановку, чтобы восстановиться, размяться, снять напряжение с ног, покушать. Побежал дальше. Промежуточной целью было преодолеть 70 километров. Там также сделал остановку, покушал. Следующей задачей стало преодолеть 80 километров. На 80-м километре ощущал определенный дискомфорт в ногах. Общее напряжение чувствовалось, напряжение в ногах было. Однако судорог как таковых не было. Но у меня с собой было «секретное» средство  - огуречный рассол, который я взял с собой из Читы. Его ценность для бегуна в содержании огромного количества солей и электролитов, дефицит которых в организме вызывает судороги. Проанализировав ситуацию, решил дальше бежать в таком темпе – 200-300 метров шагаю и два километра бегу. К этому времени на этом участке остались шесть спортсменов. Они также бежали в режиме «шаг-бег». Кто-то шагал больше, потом набегал расстояние, кто-то просто шел, но в основном мы бежали. Здесь уже однозначно тебя заставляла бежать сила воли.

Еще аппаратура давала сбой. После 95 километров мой товарищ, который поддерживал меня на всей дистанции, сходил, посмотрел километраж и сказал, что у меня только 90. Здесь у меня началось сильное беспокойство «а смогу ли я вообще преодолеть эту дистанцию». Бежал, потому что надо. Убеждал себя: «Ты сюда приехал, осталось каких-то два часа, ты можешь, ты все уже почти сделал, беги». И бежал. Последний круг все преодолевали бегом, даже те, кто остаток дистанции преимущественно шли. Бежали, собрав всю силу воли, все мужество в кулак. Чувство радости. Никто не пожалел, что принял участие в забеге. Даже те, у кого не получилось пересечь финишную черту.

- Вы сказали важно выдерживать режим питания на дистанции. Чем марафонец поддерживает силы во время забега?

- Когда я бежал марафон в Петербурге, ел финики, бананы, изюм, шоколад, изотоники (спортивные напитки, которые помогают организму восстанавливаться после продолжительных нагрузок, - прим. автора) пили. Спортивные гели для питания тогда не использовал. Я даже не знал, что такие есть.

На ультрамарафоне до 30 километра участники забега, чтобы восполнить дефицит электролитов в организме, пили фармацевтический препарат. После 30 километра, так как усталость начала накапливаться, каждые 30 минут мы ели спортивные гели, имеющие в составе необходимые соли, минералы и углеводы. Они - источник энергии. Ими ты заправляешь себя, как машину топливом. Потом начали кушать бананы, финики, шоколад. Нам выдавали препараты кальция в таблетках, чтобы не пострадало сердце от нагрузок. У одного участника был товарищ, который принес лимонник китайский, представляющий из себя черную горошину. Очень кислая, но бодрит очень хорошо. После 95 километра стали давать сало и черный хлеб. На этом отрезке уже испытываешь сильное чувство голода, поэтому сало показалось очень вкусным. Также нам выдавали апельсины и «Кока-колу». Она служит источником легкоусвояемого сахара, который необходим мозгу человека для нормального функционирования при огромных энергозатратах. Но я ее не пил, так как не очень нравится этот напиток.

Если брать уровень профессионалов, то они употребляют только специализированное питание. У них огромный запас тренировок за плечами, они это все знают и практикуют не в первый раз.

- Сколько всего времени ушло, чтобы достичь результата, который вы сегодня имеете?

- Как таковых тренировок я не придерживался. Я бегал в свободное от работы и домашних дел время. Стабильности, как таковой, в тренировках у меня не было. Была бы стабильность, возможно, и результат был бы лучше. Больше готовился эмоционально, настраивался. Недельный объем пробегаемого мною расстояния составлял около 50 километров. Участвовал в различных соревнованиях, которые проводились в Чите. Бегал на стадионе СибВО, либо до работы по утрам 14 километров.

- Получается, тренера и наставника у вас не было?

- Да. Узнавал все от друзей и знакомых. На собственном опыте и ошибках учился. Сейчас уже более обширно разбираюсь в этой теме.

- Реабилитация ультрамарафонцев после таких колоссальных нагрузок как проходит?

- Большие спортсмены, у кого много стартов, кто живет этими забегами, для восстановления используют, как правило, медпрепараты . Я отхожу своими силами. В прошлом году процесс восстановления давался тяжелее. Ноги от нагрузок тряслись дня три. По этому году чувствую себя отлично. На второй день после соревнований пробежал пять километров. Опытные марафонцы рекомендуют бегать даже через силу километров по три - пять. Так быстрее запускаются восстановительные процессы в организме.

Еще важно восполнить энергетические затраты. После таких забегов тебе постоянно хочется кушать. Организм потерял очень много энергии, и ее нужно восполнить. Нужно есть в малых количествах с интервалом между приемами пищи в минут 40. У меня уже нет такого чувства голода, поэтому можно сказать, что энергозатраты свои я восстановил. Также необходимо восстанавливать водный баланс, т.е. постоянно пить воду.

- Кто-то еще представлял Забайкальский край на «Томских полусутках»?

- Нет, я был единственным представителем нашего региона.

- Представителей каких городов вы встретили на беговом круге Томска?

- Всего принимали участие 12 городов России, и один легкоатлет был из Белоруссии. Поэтому можно смело сказать, что в этом году соревнования перешли в разряд международных. Бегуны из Красноярска, Томска, Кемерово, Барнаула, Читы... и маленьких городков Приангарья. В общем, участвовали 41 человек, среди которых было шесть женщин. 

- Андрей, ваша мечта покорить 100-километровый сверхмарафон сбылась. Цель достигнута. Поделитесь планами на  свое «беговое» будущее?

- Планы есть. 21 октября в Чите пройдет  трейл в 50 километров по горам. Хочу его пробежать. И на следующий год планирую вновь приехать в Томск на «Томские полусутки» и занять свое место уже на пьедестале. Буду более тщательно готовиться, более рационально подойду к тренировкам и питанию. Теперь я уверен, что у меня есть шанс в борьбе за медали!

Фото из архива А. Брюханова

КОММЕНТАРИЕВ: 7
Даты по убыванию
  • Даты по убыванию
  • Даты по возрастанию

ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Закрыть
Вы отвечаете на комментарий №
captcha Введите число, изображенное на рисунке
Правила комментирования
  • 849920
    Ребят вы чего???! У вас изжога будет если вы не поспорите, и не затролите всё что читаете?! Достаточно просто порадоваться и гордится тем что у нас есть такие энтузиасты, переходящие в уровень профи. Андрей, молодчага!!! Нужен рассол, обращайся ????
    Ответить
  • 849050
    Андрюха, молодец!
    А вот ракурс у Москва-сити получше есть, например с набережной возле Кутузовского проспекта. Частенько теперь там прогуливаюсь.
    Ответить
    1
    0
  • 848806
    Андрюша! Это мы-твои коленные суставы. Сейчас ты над нами издеваешься,в сорок лет придёт наша очередь. По полчаса утром с постели подниматься будешь. Тазобедренный тоже привет передаёт)))
    Ответить
    6
    1
    • 849052
      Спорт это зло. Здоровье - это физкультура, без экстремальных нагрузок.
      Ответить
      4
      0
    • 848831
      У спортсменов сустава разве что тяжелоатлеты страдают. А легкоатлетов (непрофессиональных) проблем не бывает.
      Да и если суставы ныть будут - х..ен с ними. За то сердце, легкие и сосуды здоровые. Суставы можно и титановые поставить а заплывшие жиром сосуды и сердце - это приговор
      Ответить
      4
      4
    • 848819
      Не надо ходить, бегать - отращиваем ЖИРНЫЕ С...АКИ и лежим на диване. Зато коленные суставы целые. Только заплывшее жиром сердце и сосуды рне дают шансов прожить за 60 лет. Заметьте не бывает толстых бабок и стариков почти , потому что жирные не живут больше 65-70 лет.

      Ну и не путайте свои рахитные суставчики, которые от малейшей нагрузки страдают и суставы супермарафонца. У него там в три слоя наращенно все.

      П.С. На самом деле при легком весе наргрузки на суставы почти и нет
      Ответить
      4
      4
      • 849092
        Про п.с., ты это любому врачу-ревматологу скажи.А про стариков... Ты видело где-нибудь старичка-бодрячка,пусть даже худого? Все еле шабаркаются.А Андрюшка твой,доживший до седых волос,благодаря "обезжиренному сердцу и сосудам",будет вообще на костылях корячиться. Доказано многолетними наблюдениями...
        Ответить
        1
        1
СЕЙЧАС НА ГЛАВНОЙ
Анестезиолог: Больной не должен присутствовать на своей операции
Общество -
Анестезиолог: Больной не должен присутствовать на своей операции

Так выглядят легкие человека, который не в состоянии дышать сам. Более того, умный компьютер подсказывает врачу, какой выбрать наиболее удобный режим для вентиляции органа. Аппарат ИВЛ нового поколения может просто поддерживать дыхание, но в случае необходимости всю работу легких взять на себя. Такие сложные и, казалось бы, бездушные машины спасают тысячи жизней ежегодно. Сегодня в Читинской государственной медицинской академии в рамках Всероссийской конференции по проблемам анестезиологии и реаниматологии прошла профильная выставка. Вот уже седьмой год подряд в наш город приезжают врачи со всей России, чтобы поделиться своим опытом и новыми технологиями в лечении. К слову, в Забайкальском крае эта область стремительно развивается.  Константин Шаповалов, главный анестезиолог-реаниматолог Забайкальского края, проректор ЧГМА, председатель совета Забайкальского общества анестезиологов-реаниматологов:   «За последние 5–7 лет мы получили большое количество современного оборудования, надо сказать, что по отчету главного специалиста, который готовили к данному форуму, снижение реанимационной летальности наблюдается примерно на 10 %, по сравнению с прошлым годом, что является весьма обнадеживающим показателем. Кроме того, на 20 % увеличилась количество как пациентов, которые прошли через это отделение, так и количество оперативных вмешательств, в которых мы принимали участие в плане анестезиологического обеспечения. Это говорит о росте нагрузки, это о повышении доступности данного вида помощи на территории нашего региона».  Несмотря на постоянно растущую нагрузку на врачей этой специализации, на кадровый дефицит, эмоциональное выгорание, анестезиология и реаниматология в России не отстают от европейского уровня.  Юрий Полушин, президент Ассоциации анестезиологов- реаниматологов, проректор по научной работе, руководитель Научно-клинического центра анестезиологии и реаниматологии кафедры анестезиологии и реаниматологии государственного мединститута им. Павлова г. Санкт-Петербург:  «Россия имеет много достижений в области анестезиологии и реаниматологии, и сказать, что мы отстаем от западных стран в этом плане было бы неверно. Наши коллеги часто бывают на подобных мероприятиях, точно так же и иностранные коллеги приезжают к нам, мы обмениваемся информацией, поэтому с этих позиций мы от них не отстаем, более того, многие наши методики и подходы воспринимаются адекватно на Западе и в этом плане мы абсолютно равны».  Обсудили на конференции и сложности, с которыми приходится ежедневно сталкиваться. Работа на две ставки, зарплата, не соответствующая тяжкому труду. Участники конференции уверены – все это, прежде всего, результат несовершенства современного законодательства.  Алексей Грицан, главный внештатный анестезиолог-реаниматолог Сибирского федерального округа: «Сложностей достаточно много в этой профессии. Потому что профессия состоит из двух глобальных ситуаций: первая ситуация, чтобы помочь, чтобы он не присутствовал, чтобы ему не было больно при различных операциях и манипуляциях, и здесь всегда идет поиск лучших препаратов, потому что теории, почему возникает наркоз, окончательной нет. С другой стороны, это пациенты, которые находятся в угрожающем жизни состоянии».  Чью фамилию запоминают пациенты после операции? Конечно, хирурга. Анестезиолога – почти никогда, недаром его еще называют тенью хирурга. Но осознание того, что благодаря еще одному бессонному дежурству чье-то сердце продолжает биться, заставляет их, несмотря ни на что, любить свою профессию еще больше.  Гуля Алхасова, Николай Шунков, ЗабТВ

Горожане собирают подписи против закрытия детского центра «Динозаврия»
Общество -
Горожане собирают подписи против закрытия детского центра «Динозаврия»

  30 марта наша съемочная группа вместе с сотрудниками прокуратуры выезжала на проверку детского развлекательного центра «Динозаврия». Подобное испытание прошли почти все торговые и детские центры Читы после страшной трагедии в «Зимней вишне» города Кемерово. Главное, что интересовало инспекторов – противопожарное состояние заведений. Нарушения фиксировали на месте. С эвакуационными выходами в «Динозаврии» все оказалось в порядке, но при строительстве здания не была предусмотрена и спроектирована система дымоудаления.  Ирина Забелина, заместитель начальника отдела надзорной деятельности по г. Чите: «Здесь отсутствует система дымоудаления! Она способствует удалению продуктов горения. Срабатывает пожарная сигнализация и автоматически открываются клапаны дымоудаления. По итогам будем направлять справку, по результатам которой уже прокурор будет принимать меры».  Любимое место детворы находится на самом высоком этаже здания – четвертом. Это тоже создает определенные трудности при эвакуации людей. Прокурором Железнодорожного района Читы было вынесено решение приостановить работу центра до устранения нарушений правил пожарной безопасности. 21 апреля дети уже не смогли попасть в любимое место. В социальных сетях постоянные посетители «Динозаврии» создали и распространили петицию против закрытия центра. В качестве аргументов приводятся: сплоченность коллектива и 6 лет работы центра без нареканий. Сегодня под документом подписались уже более 100 человек. Отметим, что временное закрытие ожидает и детский центр «Hello kids», расположенный на третьем этаже ТЦ «Виолина».                                                                                                            Дарья Юринская, Анастасия Шадрина.