Алексей Бутыльский: Медицина не должна существовать в мучительных поисках внутренних резервов

ZAB.RU / Политика, 13:30, 27 октября
Алексей Бутыльский: Медицина не должна существовать в мучительных поисках внутренних резервов

В преддверии рассмотрения проекта бюджета Забайкалья на 2021 год заместитель председателя Законодательного Собрания края, глава комитета по бюджетной и налоговой политике Алексей Бутыльский поделился своим мнением о том, какими способами регион может справиться с непростой финансовой ситуацией, связанной с многомиллионными долгами медучреждений края.


- Алексей Николаевич, до внесения в краевой парламент проекта главного финансового закона края остается меньше недели. Все идет по плану?

- И да, и нет. С одной стороны, депутаты настояли на том, чтобы проект бюджета был внесен в Законодательное Собрание вовремя, не  позднее 1 ноября, и краевой Минфин прилагает все усилия, чтобы не опоздать с этим важным и очень трудоемким документом. А с другой, Министерство финансов России своим положением указало, что Забайкальский край будет защищать свой бюджет на территории ведомства только 30 ноября. К этому времени проект, как минимум, уже должен пройти все стадии обсуждения, а депутаты, получив ответы на все вопросы, должны определить свою позицию в отношении документа. Однако, без понимания конкретных цифр, которые нам будут доведены по бюджету 2021 года, обсуждать бюджет региона, мягко скажем, проблематично. 

- Как быть в такой ситуации?

- На данный момент рассматриваем цифры 2021 года, ориентируясь на 2020 год. В текущем году мы имеем доход в 78 млрд рублей и примерно такие же расходы. При этом бюджет края по сравнению с 2019 годом увеличился практически на 20 миллиардов. Было бы хорошо сохранить такую тенденцию, но в условиях сегодняшней ситуации с коронавирусом сделать это нереально. Но тем не менее, речь идет прежде всего о социальной ориентированности нашего бюджета. То есть, достаточно большая сумма – по практике прошлых лет более 60 процентов из всех денег, что есть в казне, - будет расходоваться на социальные нужды, на то, чтобы сделать жизнь забайкальцев комфортнее, помочь семьям с детьми. Второе, мы говорим о том, что нам нужно добавить денег в здравоохранение в части региональных средств.

- Вы были одним из инициаторов рассмотрения на Совете Законодательного Собрания проблем, связанных с кредиторской задолженностью государственных лечебных учреждений края – а это, если округлить, 1,2 млрд рублей. Откуда возникают такие огромные долги и из чего они складываются?

- Нужно понять, что правила игры немного изменились, а корректировка не наступила. Да, определенные суммы на погашение долгов мы получили дополнительно из федерального бюджета, но они не спасли положение. Такая большая кредиторка в медучреждениях сложилась не только у нас. По оценке комитета Государственной Думы по охране здоровья, на первые три места вышли регионы не самые бедные: это Ульяновская область, Кемеровская область и Красноярский край. Общая сумма задолженности была в 3 миллиарда. Поэтому возникает вопрос: а в чем же проблема? Я считаю, что проблема в недофинансировании. Если развитые страны ЕС, к примеру, тратят на здравоохранение от 5 до 6%, то у нас в 2019 году, по разным оценкам, было от 3,2 до 3,6% от ВВП, в 2020 году – 4,1%. Недофинансирование отрасли ведет к тому, что мы не оказываем должную помощь, прежде всего первичное звено страдает – поликлиники. Здесь у нас нет кадров, длинные очереди, страдает терапевтическая и педиатрическая службы, старое оборудование; это невозможность вовремя прийти к нужному врачу, своевременно обследоваться и так далее.

- На встрече с депутатским корпусом министр здравоохранения края Анна Шангина подробно рассказала, какие меры уже принимаются и будут приняты в дальнейшем, чтобы снизить образовавшиеся долги. Что это за меры и насколько, на ваш взгляд, они могут быть эффективны?

- Один из подходов, которым руководствуется Минздрав края - искать внутри отрасли дополнительные возможности по сокращению расходов. Но эта мера, на мой взгляд, обречена на провал, поскольку сокращать уже нечего. Мы с 2014 года сокращали количество коек, соответственно, количество штатов, перевели санитарок в уборщицы, при этом они выполняют ту же работу, что и раньше. Это странная, нерациональная оптимизация, она противоречит логике – вместо того, чтобы улучшать жизнь медиков, в том числе и в плане профессиональной деятельности, их нагружают ненужной, совершенно несвойственной им функцией, а потом требуют, чтобы они помощь людям оказывали и квалифицированно, и вовремя, в полном объеме, да еще и с улыбкой на лице...

- Депутаты с такими мерами не согласны?

- Я думаю, что меры должны быть на федеральном уровне. В отрасли надо вносить изменения в части финансирования – об этом уже говорил глава Минздрава РФ Михаил Мурашко, об этом говорили на комитете по охране здоровья в Госдуме. Также мы должны уйти от импортозамещения. Сейчас 80% лекарственных средств импортируется, хотя мы с 2014 года планомерно должны были снижать эту зависимость и выйти примерно 50 на 50, но такого не состоялось. Немало слабых сторон здравоохранения выявила и пандемия коронавируса. Стало еще более очевидно, что отрасль остро нуждается в реформировании.  

- Получается, что все пути решения проблем завязаны на федеральный центр. Каким образом отсюда, из региона, мы можем влиять на принятие решений на федеральном уровне?

- Я считаю, что при рассмотрении краевого бюджета 2021 года, которое состоится в ближайшее время, мы должны предусмотреть определенное повышение бюджетных средств для восполнения финансовой обеспеченности системы здравоохранения, в том числе для погашения кредиторской задолженности. Сами больницы, за исключением буквально единиц, не справятся с этой задачей. Я думаю, в этом вопросе нас поддержат все парламентские фракции. Мы понимаем, что медицина всегда должна быть на плаву, она не должна существовать в мучительных поисках каких-то внутренних резервов для того, чтобы восполнить текущую или просроченную кредиторскую задолженность. Мое мнение: все резервы внутри системы здравоохранения уже исчерпаны. Необходимо работать с федеральным центром, поскольку проблема кредиторской задолженности очень актуальна для всей России. При первом же обсуждении бюджета 2021 года мы будем ставить эти задачи.

- На том же Совете Законодательного Собрания с министром здравоохранения также обсуждалась кадровая проблема. Понятно, что медиков не устраивает зарплата в бюджетных организациях, кто-то уходит в частную медицину, кто-то уезжает в другие регионы, где более комфортные условия предлагают. Какой выход из ситуации вы видите?

- Есть несколько вариантов решений, связаны они не только с зарплатой. Если мы заинтересованы в специалистах, особенно в районном звене, где у нас действительно очень большая проблема, то это прежде всего обеспечение жильём. Подвижки в этом направлении идут, выделяются средства для приобретения жилья для медиков. Далее – это возможность контрактной системы для тех людей, в которых мы заинтересованы. Это поддержка молодых специалистов, которые пришли после студенческой скамьи, в части какого-то подъемного капитала. Депутаты поднимали и вопрос о том, чтобы медицинские работники имели возможность повышать свою квалификацию - раз в три года, к примеру. Помимо этого, я убежден, обязательно надо вернуться к государственному распределению выпускников, которые обучались на бюджетной основе. Иначе мы не решим проблему дефицита кадров, не завлечем наших студентов в отдаленные районы. Безусловно, немаловажен и такой фактор, как развитие инфраструктуры населенных пунктов. В этом направлении положительные изменения начались, но об ощутимом эффекте от них говорить пока рано.

Партнёрский материал

Важные и оперативные новости в telegram-канале "ZAB.RU"