Die Welt: Путин превращает мощнейший банк России в технологического гиганта

ZAB.RU / Общество, 20:30, 1 апреля
Die Welt: Путин превращает мощнейший банк России в технологического гиганта
Фото предоставлено ПАО Сбербанк

Почти каждый из 146 миллионов россиян пользовался или продолжает пользоваться услугами Сбербанка, крупнейшего финансового учреждения в Восточной Европе, пишет германское издание Die Welt, в статье Putin baut Russlands machtigste Bank zum Tech-Giganten um, полный перевод которой предлагаем вашему вниманию.

«Когда в 1841 году был основан Сбербанк, великому русскому писателю Федору Достоевскому было всего 20 лет. Неизвестно, хранил ли он свои деньги на «Спаркассе», если не проиграл их заранее. Тем более известно его определение русских, которые, по его мнению, все в определенной степени православные христиане, нравится им это или нет.

Между тем, конечно, не все из них считают себя православными христианами. Вместо этого сегодня, 180 лет спустя, можно сказать: почти каждый из 146 миллионов россиян был или продолжает работать в Сбербанке.

Более 70 процентов населения пользуются услугами крупнейшего финансового учреждения в стране, даже в Восточной Европе. Компания насчитывает 99 миллионов активных частных клиентов и 2,7 миллиона активных корпоративных клиентов. Банк покрывает всю страну сетью из 14?200 отделений, а также работает в 18 странах. И в настоящее время в нем работает более 285?000 человек.

Банк как онлайн-универсал

Как будто этого было недостаточно, важность Сбербанка для России стремительно растет. В частности, этот процесс ускорился в последние несколько лет. С одной стороны, это связано с тем, что Центральный банк, который, кстати, до недавнего времени держал контрольный пакет в Сбербанке по странной традиции, в 2013 году начал просеивать бурно выросший банковский рынок и удалил многих из первоначально более 1000 финансовых учреждений с рынка.

На фоне ползучей национализации всех секторов экономики больше всего выиграл полугосударственный Сбербанк. С другой стороны, это также связано с тем, что ввиду затяжного экономического кризиса после аннексии Крыма и падения цен на нефть в 2014 году многие финансовые институты действительно пошатнулись, что опять-таки сыграло большую часть на руку Сбербанку. В-третьих, рост значения Сбербанка также связан с тем, что в прошлом году он окончательно изменил свою позицию и взял курс на то, что, вероятно, является величайшим за всю свою долгую историю.

Отныне Сбербанк будет уже не просто банком, а технологической группой с портфелем, который сложно представить на Западе. Новый логотип, представленный несколько месяцев назад, говорит о многом. По сути, термин «банк» убрали, остался «Сбер».

Генеральный директор Герман Греф, потомок русско-немецкой семьи, охарактеризовал постоянно расширяющийся спектр «онлайн-сервисов для повседневной жизни и бизнеса» как «целую экосистему услуг».Спектр варьируется от доставки еды из ресторанов (Delivery Club) и магазинов («СберМаркет») до телемедицины, перевозки посылок и товаров («СберЛогистика»), такси и каршеринга до порталов недвижимости и вакансий, облачных и платежных сервисов (SberPay), потоковой музыки.

Крупнейший онлайн-рынок в Европе

В большинстве случаев «Сбер», который в России еще называют экспансивным «осьминогом», участвует в существующих сервисах или просто берет их на себя в полном объеме — как в случае с потоковой передачей музыки. В случае с интернет-аптекой «Сбер Еаптека» купила почти половину акций, вторая часть принадлежит фармацевтическому магнату, который также производит вакцину от короны Sputnik V.

«Мы считаем, что Сбербанк является одним из лидеров в создании российской экосистемы», — написал банк UBS в анализе, проведенном в конце 2020 года. Западу может показаться странным, что банковский колосс, особенно государственный, хочет играть ведущую роль в многообещающей интернет-экономике. Никто в России не удивлен, поскольку после прихода к власти Владимира Путина 20 лет назад Кремль пытался вмешаться как игрок, а не как арбитр, везде, где больше всего денег находится в обращении или начинает циркулировать. Долгое время это особенно касалось нефтяных компаний, почти все из которых он вывел из частных рук. То же самое сейчас, кажется, происходит с развивающимися молодыми отраслями. Потому что там есть, что найти. Россия, насчитывающая более 100 миллионов пользователей интернета, является крупнейшим рынком в Европе по количеству пользователей.

По данным агентства Data Insight, рынок электронной коммерции вырос на 23 процента до 31 миллиарда долларов в 2019 году, что было таким же, как в значительно более густонаселенной Индии. Data Insight прогнозирует, что он будет расти в среднем на 33,2 процента в год до 2024 года. Как и везде, кризис, спровоцированный пандемией коронавируса, дал мощный толчок развитию различных онлайн-компаний в России.

Логично, что самая старая национальная компания электронной коммерции на рынке, Ozon, воспользовалась повышенным интересом инвесторов к технологическим компаниям развивающихся рынков и в декабре прошлого года разместила свои акции на Nasdaq в Нью-Йорке. Эмиссия принесла почти миллиард долларов. В начале торгов акции выросли на 42%.Российская технологическая индустрия произвела немало.

Подобно Китаю, из-за размера рынка и сильной тенденции к автономии страна очень рано создала собственные технологические компании и предотвратила их маргинализацию, не говоря уже о поглощении американскими технологическими гигантами. Например, поисковая система «Яндекс» появилась на рынке раньше, чем Google, отказалась захватить власть и по-прежнему не только сильнее Google в России, но и многофункциональна — от электронной коммерции до платежных сервисов и служб такси — с Uber как младший партнер — стань.

Что касается социальных сетей, с другой стороны, цифровой кочевник, ныне ставший миллиардером, Павел Дуров просто очень рано скопировал Facebook, а затем создал конкурента WhatsApp с помощью мессенджера Telegram с предположительно более 400 миллионами пользователей, которых он возглавляет из-за границы. Amazon проявила интерес к группе Ozon, котирующейся сейчас на бирже, в начале прошлого года, но условия не совпали, как объяснил в летнем интервью Welt российский основной акционер Владимир Евтушенков: «Если компания сильно разрослась, ее нельзя отдавать в чужие руки».

Такова же позиция государства, для которого Сбербанк является одним из самых мощных инструментов. Хотя Кремль уже давно дал кредитному учреждению возможность для расширения его сверхдоминантной роли в финансовом секторе, его пресловутый скептицизм по отношению к частному сектору теперь дает банку поддержку для активизации перспективных секторов, помимо сырьевого сектора.

Глава Сбербанка Греф объясняет свою экспансию за пределы традиционного банковского бизнеса просто необходимостью выжить в качестве традиционного банка перед лицом падающей рентабельности. Как бы то ни было, в любом случае «Сбер» не случайно позиционирует себя в первую очередь как спарринг-партнер технологической транснациональной компании «Яндекс». Для этого они работают с российским интернет-холдингом Mail.ru Group.

«Заставил слонов танцевать»

Тот факт, что Сбербанк теперь работает на молодом и очень динамичном российском онлайн-рынке, потребовал, чтобы традиционный институт был очищен от пыли. Он «заставит слона танцевать», — сказал 57-летний Греф, который считается одним из самых умных и смелых представителей либерального крыла в российском истеблишменте после того, как он перешел от главы Минэкономики к руководству Сбербанком в 2007 г. Фактически изменился внешний вид финансового учреждения — с пыльной компании на современную сервисно-ориентированную.

За последние несколько лет было достаточно доказательств того, что Сбербанк может вести бизнес. Даже на пике экономического кризиса после аннексии Крыма, в 2014 и 2015 годах, это был чуть ли не единственный банк в стране, который неизменно оставался в плюсе. В 2019 году был достигнут рекордный профицит в 845 млрд рублей (9,4 млрд евро). Он оставался высокорентабельным даже в 2020 году, когда наступил кризис, вызванный пандемией коронавируса, но ему пришлось смириться со снижением прибыли на десять процентов из-за резкого роста резервов на случай невыполнения обязательств по кредитам. Тем более, у «Сбера» амбиции как можно быстрее добиться успеха в сфере электронной коммерции и высоких технологий за пределами банковского бизнеса.

Ожидается, что к 2030 году новые площади будут составлять от 20 до 30 процентов всего бизнеса «Сбера». Это создаст основу для того, чтобы ни один россиянин, православный или нет, не смог пройти мимо Сбербанка и в будущем».

Источник: Regnum

Важные и оперативные новости в telegram-канале "ZAB.RU"