24 мая, пятница, 05:06
СООБЩИТЬ НОВОСТЬ

От Афгана к мирным высотам

Анна Казак / Общество, 10:15, 6 марта /
На правах рекламы КОММЕНТАРИЕВ 8
От Афгана к мирным высотам
Фото из личных архивов Сергея Фёдорова и Андрея Большакова

18-20 лет в жизни каждого человека – это совсем немного, если рядом есть мама и папа, веселые друзья и впереди – только счастливое будущее. И это очень много, когда ты в чужой стране, твой лучший друг – автомат, а родных тебе заменили отцы-командиры. Каждый вчерашний мальчишка 80-х годов, которого судьба столкнула с афганской войной, по-своему воспринял этот опыт, но факт один – службу ни один из них не забыл. К 30-летию вывода советских войск из Афганистана мы продолжаем серию материалов о забайкальцах, которые там служили и с достоинством вернулись домой. Сегодня мы встретились с участниками боевых действий Сергеем Федоровым и Андреем Большаковым. 

Юношеский максимализм и пофигизм

Сейчас Сергей Федоров – один из самых сильных людей в мире, рекордсмен по жиму штанги, активный мотоциклист и организатор турнира по народному жиму в Чите. А тогда он был 20-летним юнцом, который даже не задумывался о том, что такое война.

Его призвали в мае 1981 года, и сначала его призыв оказался в городе Чирчик, в 56-ой десантно-штурмовой бригаде. В середине мая новобранцев распределили в Гайжунай, где Сергей обучался по специальности наводчик-оператор боевых машин ВДВ. В начале сентября он с товарищем Толей Емельяновым попал в Кабул, а оттуда в составе третьего гвардейского батальона 350-го парашютно-десантного полка – в Шиндант. Примерно через полгода службы из Шинданта подразделение перебросили в Фарах. Этот город находится на западе Афганистана на границе с Ираном. Главной задачей бойцов было патрулирование границы и обеспечение боевых действий основной армии.  

- Мы жили в «пустыне» - вокруг только голые горы, голые каменистые равнины, где ничего не растет. Фарах был зеленой зоной, но всё остальное – каменная пустыня. Пока сухо – почва очень крепкая, а когда идут дожди, всё вокруг размокает, превращается в тяжелую, липкую грязь. Одна из наших операций проходила в долине Анор-дара. Представьте горы, возле которых идет дорога, внизу бежит небольшой ручей, и вокруг, по обоим сторонам, стоит гранатовый сад. Это было, как в сказке. Анар-дара значит «гранатовое ущелье». Мы были там в конце ноября, как раз, когда гранат поспевает… Когда уходили оттуда, в каждой машине было по несколько мешков с плодами, - вспоминает Сергей Федоров.

В одном из таких же ущелий бригаде, где служил Сергей, пришлось демаскировать себя: обнаружив боевиков, командир принял решение вызвать вертолеты, но «поддержка с воздуха» начала стрелять по своим же, поэтому советским солдатам и пришлось выдать себя.

- Были ли потери? Конечно они были. У меня на руках командир моего взвода умер… У нас был боевой выход. Завязалась перестрелка с душманами. Командира ранили, а доставать его пришлось с открытого пространства… Мы сделали всё, что смогли. Мне тогда друг помог, - Игорь Акифьев. Когда я вытаскивал взводного из-под обстрела, он так удачно организовал обстрел, что я со взводным сумел выбраться. Мне тогда было 20 лет! Сейчас, с высоты прожитых лет, я понимаю, что мог погибнуть сам. Тогда  всё происходило с юношеским максимализмом. Ни о каком героизме речи не шло, тут был чистый пофигизм, - рассказывает мой собеседник.

После возвращения с Афганистана, еще в середине 80-ых годов Сергей Федоров возглавил ветеранскую организацию. Сплотившись, военнослужащие добивались от местных властей выдачи квартир. Потом, уже в 90-ые, имея ещё какие-то льготы, организация сама покупала квартиры ветеранам. Позднее Сергей возглавил организацию инвалидов войны в Афганистане. В 2000-х годах он помогал инвалидам-военнослужащим получить путевки в реабилитационные центры. Однако сейчас финансирование организации на федеральном уровне сильно сократили, – уже два года ни один забайкалец-участник афганской кампании не проходил реабилитацию. Но Сергей Федоров уверен, что сможет помочь своим подопечным хотя бы на местном уровне, – он уже обратился к врио губернатора региона Александру Осипову. Но и это не вся деятельность нашего гостя.

- После 40 лет я решил заняться спортом. Был у меня хороший друг – Игорь Тополев – его нет с нами уже шесть лет. В память о нем я теперь каждый год провожу турнир по народному жиму. Практически всегда половина участников - ребятишки. Я считаю, что это мой вклад в воспитание настоящих мужиков, - говорит гость портала.

По мнению Сергея Федорова, 10-летнее пребывание советских парней в Афганистане забывать нельзя. Хотя бы потому, что это уже часть нашей истории и истории тех людей, которые там воевали.

Когда в кишлаке есть душманы – там тихо

Ещё один наш герой – Андрей Большаков – человек, который после года в Афганистане сумел найти себя в одной из самых мирных профессий. Он стал стоматологом. А вот тогда он был разведчиком, неоднократно бывавшим в боевых операциях.

В 1981 году Андрей Большаков призвался в армию и, как еще сотня забайкальских парней, попал в Чирчик, а оттуда – на северо-западную границу Афганистана, в район города Мазари-Шариф.

- Служба была тяжелая и в физическом, и в моральном плане. Приходилось делать большие маршброски. Спали мало, в основном бегали, стреляли… В октябре 1981 года нас перебросили в Термез (Узбекистан). Там с нами встретился начальник разведки Туркестанского военного округа, который дал нам инструкции, но… ничего хорошего нам не обещал. Так началась наша боевая служба, - рассказывает мой собеседник.

Батальон, в котором служил Андрей Большаков, стоял на юге Афганистана, примерно в ста километрах от Мазари-Шарифа. В первые же дни новоприбывшие вышли на «обкатку» и сразу взяли караван. Несмотря на то, что в первом выходе, в основном, работала парашютно-десантная бригада с поддержкой вертолетов, увиденное зрелище многих подкосило. «Нам приходилось убивать. Это тяжело», - говорит Андрей.

Основной задачей подразделения было прочесывание кишлаков. Обычно это делалось ночью, но иногда такие операции проходили днем.

- Сколько операций было – я не считал, но думаю, что несколько сотен. Некоторые, конечно, запоминаются. Например, в кишлаке Джар-Кудук... У нас там погибли двое земляков - Леонид Щеголев из Краснокаменска и Миша Калинин из Читы… Это был учебный «полигон» душманов для минеров и гранатометчиков. Для того, чтобы попасть в поселок нам надо было перебежать через сопку. А с ближайшей горы нам в спины как раз били вражеские пулеметчики. Сопку мы всё-таки перескочили, командир дал команду пересчитаться. Одного не досчитались... Оборачиваемся, а он на склоне сопки лежит. Поползли к нему, дернули, он голову поднял – говорит, что его кто-то в спину ударил. Потом мы обнаружили в его рюкзаке дырку – душманская пуля все-таки его догнала, но в рюкзаке были цинки с патронами, которые его, как мы думаем, и спасли, - вспоминает мой собеседник.

Андрей с той операции хорошо помнит гибель Лёньки Щеголева: два дзота находились над кишлаком, в горе. Один из них расстреляли вертолетчики, второй закидали гранатами, но, когда бойцы зашли во вторую пещеру, выяснилось, что один душман выжил. Он выстрелил в Лёньку. Парень умер сразу.

В местные поселения русские солдаты никогда не заходили по одиночке – только группами.

- Мы приступали к патрулированию после поступления разведданных. Боевики фактически прятались за спины мирных жителей, но бывали и чисто военизированные кишлаки, в которых были организованы тренировочные базы. Инструкторы у душманов были из разных стран – Америки, Китая, Пакистана. Мы прочесывали каждый дом, чтобы найти маджахедов или оружие. Хотя присутствие боевиков угадывалось: если в поселке тишина, боевики есть; если люди ходят, занимаются свои хозяйством, скорее всего, боевиков в этом месте нет, - добавляет Большаков.

По словам Андрея, адаптация к мирной жизни была тяжелой: ночью плохо спалось, настораживали шорохи, чувство самосохранения обострялось. К вернувшемуся с войны молодому человеку несколько раз приходили из КГБ, но он не захотел служить в этой структуре. Вместо этого, он поступил в ЧГМА, родил трех дочерей; сейчас работает стоматологом и воспитывает двух внучек и внука.

Не отказывается Андрей и от общественной работы – он состоит в региональном отделении Союза десантников России и всегда готов морально поддержать таких же как он, ветеранов.

- В год юбилея вывод советских войск из Афганистана, я хочу пожелать современному поколению больше обращать внимание на физическую подготовку. Я думаю, что ребята, которые идут в армию, должны быть готовы ко всему. Я точно знаю, что, если нас, ветеранов, попросят защищать Родину, то мы все встанем, как один. А своим сослуживцам, ребятам-ветеранам хочу пожелать здоровья, благополучия, достатка в семье, - обращается Большаков.

Добавим, что ранее участники тех событий Андрей Манченко и Алексей Дубинин рассказали свои истории в материале «Эхо афганской войны», Сергей Горшунов и Павел Поляков - в статье «Сквозь афганский огонь», Юрий Одинцов в материале «Пережитый и незабытый Афган».

На правах рекламы

При финансовой поддержке Забайкальского союза десантников и компании Наретэ

Важные и оперативные новости в telegram-канале "ZAB.RU"
КОММЕНТАРИЕВ: 8
Даты по убыванию
  • Даты по убыванию
  • Даты по возрастанию
Вы отвечаете на комментарий №
avatar
captcha
Введите число, изображенное на рисунке
Время модерации комментариев – с 08:00 до 24:00 (по местному времени). Поступившие в иные часы будут обработаны в начале рабочего дня.
  • 1096655
    Родина помнит только тех кого ей выгодно помнить. Например афганца из села Колочное вспоминает только на Новый год, да медаль раз в 30 лет. А вот бабушке-блокаднице, проживающей с ним в одном доме вообще не хотят помочь найти хоть какие то документы. И никого не волнует их уровень жизни и здоровья.
    Ответить
    1
    0
  • 1092975
    всем ребятам крепкого здоровья успехов удачи во всем самые наилучшие пожелания
    Ответить
    2
    0
  • 1092930
    В апреле 1982 года,56 ДШБр располагалась в Гардезе.Я был к ней прикомандирован.
    Ответить
  • 1092896
    На севере недалеко от Акчи. А. Щёгалев был у меня в роте сержантом, в 3 роте.
    Ответить
  • 1092768
    Батальон, в котором служил Андрей Большаков, стоял на юге Афганистана, примерно в ста километрах от Мазари-Шарифа.Это как же понимать?Бредятина какая-то.
    Ответить
    1
    0
  • 1092621
    здоровья Вам !!!
    Ответить
    9
    0
  • 1092552
    Бред!
    Ответить
    1
    7
  • 1092517
    мой родной брат тоже служил в афганистане 1981 1983 год про андрея большакова рассказывал что он очень надежный друг мой брат умер уже давно проживал в дарасуне андрей его наверное помнит
    Ответить
    12
    0
СЕЙЧАС НА ГЛАВНОЙ
Артем Меняйло: от простого водителя до самого богатого депутата Читы
Общество -
Артем Меняйло: от простого водителя до самого богатого депутата Читы

Вукан ВУЧИК, Урбанист, профессор Пенсильванского университета: «Эти маршрутки крайне неудобны, полностью небезопасны, при их создании игнорировался параметр ударопрочности. Если что-то случится — никто не выплатит вам компенсацию. Можно пораниться, можно лишиться жизни — никакой ответственности. А для правительства это и правда более дешёвая система — это в худшем смысле слова «экономкласс». Что же до комфорта… Я физически не могу там стоять в полный рост, я бьюсь головой! Не могу сидеть, потому что там тесные сиденья. Маршрутки — это утомительные поездки и хаос в городе.» Читинские чиновники, мнение профессора не поддерживают, поэтому маршрутные такси в Чите стали главным видом общественного транспорта. И причин тому много. Во-первых, маленькая маршрутка передвигается быстрее, чем крупный автобус, во-вторых, они останавливаются не только на остановках, а зачастую там, где угодно. Все городские маршруты заполнены частными микроавтобусами. Среди них и совсем новые иномарки, и старые, прогнившие «Газели». Поднимая вопрос безопасности на транспорте, первое, о чем стоит упомянуть – состояние подвижного состава. Не для кого не секрет, что предприниматели, как могут, экономят на обслуживании и ремонте таких авто. Не беспокоятся они и о состоянии здоровья водителей. Другое дело – муниципальный транспорт, единственный выживший представитель которого в Чите –троллейбусы. Денис ИШЕНИН, директор МП «ТУ»: «Перед выпуском на линию, троллейбусы проходят ежедневный технический осмотр. Есть у нас контролеры технического состояния. Каждый водитель проходит предрейсовый и послерейсовый медицинский осмотр. Соблюдается весь регламент ТО, в зависимости от пробега выполняется определённый вид ремонта: ТО-1, ТО-2, текущий ремонт. В среднем, полная вместимость одного троллейбуса согласно паспортным данным, 125 человек. Маршрутка же должна перевозить в своем салоне всего 25. Но реалии таковы, что при особом желании водителя внутрь может влезть и три десятка человек. Получается, чтобы заменить один троллейбус необходимо 5 маршрутных такси, а это усугубляет дорожную ситуацию и, конечно плохо влияет на экологию. Судя по всему, бить числом, у частных перевозчиков получается. У городских троллейбусов, маловесные конкуренты отбирают более миллиона пассажиров в год, а это огромные суммы чистой прибыли для городской казны! Сколько рыбных мест успели облюбовать предприниматели, пока власти Читы думали о продлении троллейбусной линии, остается только догадываться. Алексей БАРКОВСКИЙ, заместитель директора МП «ТУ» «Идея продления троллейбусной линии до поселка Каштак возникла у городских властей еще в 2003-м году, когда администрацией города была поручена специалистам разработка продления линии до поселка Каштак. Но в связи с отсутствием финансирования этот проект был приостановлен» За 15 лет дело с продлением троллейбусной линии на три километра сдвинулось до стадии разработки проекта, и то, благодаря национальной программе. Будет ли окупаема линия, ведь на маршрутных перевозках дела пошли совсем по-другому в гораздо более короткие сроки. Правда, для самих пассажиров, ситуация лучше не стала. Проблема с транспортом в отдаленных районах города не решена до сих пор. Михаил ЕРОМАНС: «Живу на кск. Постоянно проблема, что утром не уехать на работу, постоянно опаздываю. После работы домой уехать не получается. Маршруток много, но они постоянно заполнены, это очень неудобно» Началось все в далеком 2009-м году. Тогда читинец Артем Меняйло работал обычным водителем на 69-м маршруте. Уже в 2010- м мужчина зашел на прибыльные маршруты 28 и 42. И что интересно, в это же время, прекратило свою деятельность единственное городское автотранспортное предприятие. Сегодня Меняйло- самый богатый депутат Читы, его автомобили курсируют по семи городским маршрутам, которые, более чем на половину, совпадают с линиями городского электротранспорта. Такая нездоровая конкуренция, рано или поздно, приведет к гибели единственного муниципального транспортного предприятия. Это уже произошло с муниципальными автобусами. Ведь ради огромной прибыли, бизнесмены готовы на все, тем более, если ведут свой бизнес прямо из здания администрации города. И с поддержкой других власть имущих. Иван Тимофеев, Анастасия Шадрина, Николай Шунков, ЗабТВ